Новости Звезды Красота Здоровье Мода Развлечения Стиль жизни Видео Скидки

Ольга Филиппова: «Я сопротивлялась Володиному натиску»

Дочь Ольги и Владимира Вдовиченкова друзья называют «Володя с косичкой».

Даже слышать его не хочу…

Я не была первой красавицей «на деревне», нет. Это место в нашей компании занимала другая девочка, а я была как бы… в окружении королевы. Но где-то глубоко внутри себя всегда понимала, что настоящая-то королева — это я! Однако мальчики до определенного момента по отношению ко мне никакого сверхвнимания не проявляли. Классе в десятом я безумно влюбилась в паренька из соседней школы с немыслимыми рыжими кудрями. Отъявленный был хулиган. Днями и ночами думала о нем, а он меня даже не замечал. Я дико переживала, ни о чем другом, кроме него, вообще не могла думать. Разумеется, в школе начался период двоек. Помню, на уроке немецкого языка учительница вызвала меня к доске, что-то спрашивает, а я даже не слышу вопроса.

Стою, смотрю на нее бессмысленно и вдруг начинаю плакать — слезы просто градом полились. Посмотрела она на меня сострадательно, вздохнула, сказала: «Садись» — и даже двойку не поставила. Единственная из всех, видимо, поняла, что со мной происходит…

К окончанию школы я совсем не знала, что мне делать дальше. С одной стороны, была полностью погружена в свою личную жизнь, но с другой — понимала, что нужно учиться дальше. Больше всего на свете мне хотелось стать певицей. С самого крошечного возраста мечтала об этом. Постоянно, без всяких просьб со стороны взрослых вставала на табуретки и пела, и стащить меня оттуда было невозможно. Все разговаривали, а я все равно продолжала петь. Так что, как я уже говорила, поступать намеревалась только в «Гнесинку».

С целью развития вокальных данных устроилась даже в хор при церкви, и весь 11-й класс по субботам и воскресеньям пела там. Тем не менее мама категорично сказала: «Идем в колледж!» И повела меня в колледж железнодорожного транспорта в Ховрино — кажется, у нее там были какие-то знакомые. Поскольку спорить с мамой смысла не имело, пришлось туда поступить. И два года исправно там проучиться. И проходить все эти немыслимые практики — сидела в кабинете на работе у мамы и пересчитывала цифры с каких-то бумажек. Все это для меня было невыносимо, каждый день я просто засыпала за столом. Наконец, буквально за полгода до выпускных экзаменов, ко мне вдруг пришло ясное осознание: я делаю что-то не то! Отчетливо помню, как прихожу однажды в колледж, встречаюсь там с подружками. Мы стоим с ними на улице, болтаем, смеемся, обмениваемся новостями и вдруг — точь-в-точь, как в кино — чувствую, что со мной происходит что-то странное: я перестаю слышать голоса, все они смешиваются в какой-то однородный гул, а я как-будто наблюдаю за всем происходящем издалека.

«Никогда в жизни не встречала человека с таким взрывным характером, как у Володи, и первое время, не понимая, как относиться к его эмоциональным выплескам, в ответ тоже взбрыкивала и огрызалась, как разъярившаяся пантера» «Никогда в жизни не встречала человека с таким взрывным характером, как у Володи, и первое время, не понимая, как относиться к его эмоциональным выплескам, в ответ тоже взбрыкивала и огрызалась, как разъярившаяся пантера» Фото: Елена Сухова

И понимаю, что все это — не мое, я не должна быть здесь. Очнувшись, оглядела всех, развернулась и… ушла. И все — с этого дня больше ни разу не зашла в это заведение. Не сдала учебники, не забрала документы, никому ничего не объяснила опять же, просто взяла и выбросила этот этап из своей жизни, даже не задумываясь о том, что будет дальше.

Мама была в ужасе, и ругалась, и умоляла пойти в колледж хотя бы ради того, чтобы получить диплом. Я обещала. Каждый день собиралась туда поехать. Но так и не смогла. Наконец, сообщила родителям, что буду поступать в «Гнесинку», и стала выпрашивать у них денег на занятия с педагогом по вокалу.

Не выдержав моего натиска, они сдались, но не уставали с укором повторять: «Зачем ты это делаешь? Деньги будут потрачены впустую, ты все равно провалишься, потому что поступить туда без блата невозможно». Но я упертая, начала два раза в неделю ездить из Долгопрудного на «Пражскую», где жила учительница, которую мне порекомендовали. Одно занятие стоило 50 рублей, дорога занимала два с половиной часа в один конец. Параллельно, со школьным педагогом по литературе, стала готовить чтецкую программу. Готовилась просто рьяно и даже не сомневалась в том, что поступлю на факультет музкомедии. Для начала схитрила — сознательно не пришла ни на одно прослушивание, поскольку узнала, что Мастера — Григория Ефимовича Гурвича, художественного руководителя музыкального театра-кабаре «Летучая мышь» — там не бывает.

Явилась подавать документы в последний день перед турами. Мне сказали: «Но вы же не прослушивались! Мы уже не можем принять». Наврала, что все это время тяжело болела, и они поверили, сжалились — взяли документы. Я была абсолютно уверена в себе и совершенно точно знала: буду здесь учиться! Помню, как мы, абитуриенты, лежали возле двери в аудиторию — там была большая щель до пола — и подслушивали обсуждения педагогов. Я слышала, как они говорили: «Не надо ее брать, это же фотомодель какая-то, здесь она ни к чему». А я действительно окончила школу фотомоделей, потому что хотела научиться красиво ходить, позировать… Но Григорий Ефимович прямо отстаивал меня: «Нет, давайте все-таки возьмем. Хотя бы на полгода, и посмотрим, что она вообще умеет.

Если что — отчислим». Отчислять не пришлось. Уже к концу первого курса я стала круглой отличницей по актерскому мастерству, а со второго курса мы начали работать в театре «Летучая мышь» — поначалу, конечно, пели-танцевали на задворках сцены, но все равно это уже была настоящая жизнь в театре… Самое интересное то, что родители так и не поверили в мое поступление. При том что с первого сентября я начала ездить в училище, они были убеждены: я их обманываю. Уверяла их: «Я учусь в «Гнесинке». Еду на занятия. Честно». Они сокрушенно качали головами, говорили что-то типа: «Ну еще бы!» — и отмахивались от меня. Зато каково же было их потрясение, когда полгода спустя я пригласила их на первый зачет. После этого меня зауважали. И каждое утро мама стала готовить для меня бутерброды… После смерти Григория Ефимовича Гурвича из театра «Летучая мышь» мне пришлось уйти.

Нашли опечатку? Сообщите нам: выделите ошибку и нажмите CTRL + Enter

Новости партнеров
Написать комментарий

Читайте также





Новости партнеров


Мы в соцсетях
Одноклассники
Facebook
Вконтакте


Чулпан Хаматова Чулпан Хаматова актриса театра и кино, общественный деятель
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.

Хотите узнаватьо звездах первыми?
Читай бесплатно
Журнал Караван историй
Журнал Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй