Новости Звезды Красота Здоровье Мода Развлечения Стиль жизни Видео Скидки

Оксана Пушкина: «Я терпела двойную жизнь мужа 27 лет»

«В России нормальных мужиков практически не осталось — все больше вокруг алкоголиков или импотентов».

Дальше с Темой общаюсь только по телефону. Квартиры своей нет, денег в обрез. Бомж! Но постепенно все налаживалось: моя карьера пошла в гору, я начала прилично зарабатывать, купила квартиру. Правда, деньги для этого пришлось взять в долг. Отдавала их ужасно долго, трудно, кредиторы мои уже «включали счетчики». При этом мне надо было делать хорошую мину при плохой игре. Признаться в том, что мой в прошлом состоятельный муж теперь банкрот, да и вообще по сути уже и не муж, мне было неудобно. Я не хотела, чтобы все знали, что я такая несчастная, все тащу на себе… Но потом перестала себя жалеть, моя новая жизнь мне понравилась: я стала хозяйкой ситуации — пошли проекты, передачи — что еще надо? У мужа я ничего не просила и даже не знала, как идут его дела.

Не спрашивала, чтобы не бередить рану. Чувствовала, что он очень тяжело пережил крах своего бизнеса — поседел в один момент, экзема у него началась. Но не спился, даже не закурил. Говорю же, все-таки он очень сильный, несгибаемый человек. И в этом смысле мы с ним похожи. Слава Богу, и ребенок такой же.

Через два года я забрала Тему из Сан-Франциско в Москву. Когда сын приехал, я поняла, что по-русски он практически не говорит. Это был ужас. И тут огромную роль сыграл его папа. Из Питера он переехал жить к нам и взял на себя все заботы о сыне. Помогал Теме осваивать язык, будучи человеком очень образованным, эрудированным, открывал для сына мир литературы, научил его писать картины маслом, на выставки они постоянно ходили, в футбол играли...

Тема вообще от папы не отходил, и я очень была этому рада, за ребенка вообще не волновалась. Для меня стало очевидно: ни при каких обстоятельствах я эту идиллию не разрушу.

Года два Коновалов, кроме сына и домашнего хозяйства, ничем не занимался. А это на самом деле тяжелый и неблагодарный труд! А вот дела у него не шли. Основным добытчиком в доме была я. Самым ужасным для меня в этот период было вести себя так, чтобы не унизить мужа — такого самолюбивого, гордого, привыкшего всегда быть на коне. Как только не изворачивалась, чтобы дать ему деньги на продукты или на какие-то домашние дела. Для него было чудовищно осознавать, что наши с ним ситуации в корне поменялись. Однажды я спросила Вадима по поводу его второй жизни: «Ты там разобрался?» И он ответил: «Да, я все решил окончательно, я — с вами».

«Если мне кто-то нравится, я себя не ограничиваю... Но понравиться мне очень сложно. Начиная с внешности. Я самозабвенно работаю над собой, над своим телом, и меня не может привлечь мужчина с отвисшим животом...» «Если мне кто-то нравится, я себя не ограничиваю... Но понравиться мне очень сложно. Начиная с внешности. Я самозабвенно работаю над собой, над своим телом, и меня не может привлечь мужчина с отвисшим животом...» Фото: Марк Штейнбок

«Ну что ж, — подумала я, — хорошо…» Со временем у Вадима закрутились в Питере какие-то дела, и он стал иногда ненадолго уезжать из Москвы — тогда я не сомневалась в том, что только в деловые поездки. Так и жили: он то здесь, с Темочкой, то там. Так пролетели 12 лет.

— Так что же вы с сыном решили после того, как поведали ему свою женскую историю?

— Я спросила: «Тема, ну и как теперь, когда ты обо всем знаешь, мы будем дальше жить?» И он ответил: «Ну а что тут изменишь? Все-таки папа и в твоей жизни, и в моей сыграл огромную роль. Бог с ним, пусть уж живет как хочет, лишь бы его ТА жизнь не имела к нам никакого отношения. А в остальном пусть все остается без изменений…» Мужу я ничего говорить не стала.

Рассудила так: раз Тема нормально к этому отнесся, зачем мне ворошить прошлое. Для меня-то ничего нового не открылось, я же и раньше все знала... Однажды прихожу с монтажа и вдруг слышу — звук падения. Вбегаю в комнату к Вадиму, вижу — он лежит на полу. Видимо, встал с кровати и рухнул. Первая мысль: умер! Проверила — нет, дышит. Звоню своему другу, доктору Леониду Печатникову, в солидный медицинский центр: «Леня, спасай!» Тут же приезжает бригада медиков, Вадима забирают в больницу. Самое поразительное, он вообще не помнит, как все было — как я одевала его, провожала, сажала в машину. Я действительно очень испугалась за него. В лифте, чтобы как-то подбодрить, сказала: «Живи, ты нам нужен!» Он улыбнулся… Оказалось, у него очень серьезные проблемы с сосудами сердца. В клинике ему оказали необходимую первую помощь, провели обследование, после чего немедленно прооперировали — ввели стенты.

После операции Леонид сказал Вадиму: «Вас спасла Оксана. Еще пять минут, и вы ушли бы из этого мира…» А через пару дней мне вдруг звонят из «Останкино» мои коллеги — оператор «Женского взгляда» Алексей Мануйлов и звукооператор Сергей Дронови, с которыми я работаю вместе последние десять лет, и говорят: «Оксана, мы, может, и не должны вам это говорить, но все-таки нам кажется, вам надо быть в курсе. Только что к нам заходил юноша, который сказал: «Я ваш коллега из Краснодара. Мне бы с Оксаной пообщаться». Мы ему объяснили, что вас нет, а телефоны мы незнакомым людям не раздаем, и предложили ему оставить свой номер. Он записал и рядом поставил фамилию вашего мужа. У меня очередной шок. Беру себя в руки и до меня доходит, что это… внук Коновалова!

Все правильно: его первенец, тот, которого забрала первая жена, — мой ровесник, значит, этот незваный гость — его ребенок. Я тут же вспомнила, что и живут они как раз где-то в Краснодарском крае. «Вот какая прелесть, — думаю, — теперь у нас еще и внук объявился!» И такое отчаяние, такая горечь на меня накатили! А потом просто впала в истерику — хохотать вдруг стала, как сумасшедшая. Когда пришел домой Тема, говорю ему: «Темочка, ты сядь, пожалуйста, чтобы не упасть от неожиданности. У твоего папочки, оказывается, еще и внук есть — практически твой одногодка. И тоже рвется дружить с нами...» Тут уж мы вместе стали смеяться над ситуацией... А дальше еще одна новость. Наши общие с Вадимом друзья из Питера рассказали, что его сын живет в нашей питерской квартире. Точнее — в Теминой квартире...

Что меня больше всего задело в этой истории? Не столько то, что Коновалов поддерживает близкий контакт с сыном. Это можно понять. Но почувствовала что-то схожее с брезгливостью, которую нормальный человек ощущает, если вдруг узнает, что кто-то посторонний копался в его белье. Я как представила, что совершенно чужой мне человек, не спрашивая моего разрешения, спит на моей кровати, возможно, пользуется вещами Темы, мне стало так гадко... Вот этого уже ни понять, ни простить невозможно. Отвратительно! Это предательство. Ты не имел права пересекать два семейных государства. Если у тебя есть возможность содержать другую семью — содержи. Но не смей привносить это в наш дом. За много лет своего замужества я многое перетерпела, но такого стерпеть не смогла... Решение приняла немедленно. Сказала сыну: «Все, хватит!

Нашли опечатку? Сообщите нам: выделите ошибку и нажмите CTRL + Enter

Новости партнеров
Написать комментарий





Новости партнеров


Мы в соцсетях
Одноклассники
Facebook
Вконтакте


Дженнифер Энистон (Jennifer Aniston) Дженнифер Энистон (Jennifer Aniston) актриса, режиссер, продюсер
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.

Хотите узнаватьо звездах первыми?
Читай бесплатно
Журнал Караван историй
Журнал Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
+