Новости Звезды Красота Здоровье Мода Развлечения Стиль жизни Видео Скидки

Настя Каменских: «Мы не сможем стать чужими»

Когда что-то хорошее получаешь от жизни, ты обязательно должен за это заплатить, считает певица.

Я столько лет их растила. Как буду на сцене петь? Не дам резать, и все!» Потом препиралась с доктором, зашивавшим мне ногу. Заявила, что, по-моему, в хирурги идут только маньяки. Кстати, зашили меня там неаккуратно. Как будто я уже умерла, и со стороны врачей эти швы — чистая формальность. На ноге долго оставался огромный шрам, да и рана на голове никак не заживала. Но я все же легко отделалась и могу праздновать в этот день — 8 июня — свое второе рождение. А вот Николая Геннадьевича не успели даже довезти до реанимации — он скончался по дороге. Ольгу Леонидовну, хотя и доставили на вертолете в Киев, не спасли. Врачи ничем не смогли помочь. Ее не стало через 9 дней. А еще 9 дней спустя, так и не приходя в сознание, умерла Маруся... Только Соня поправилась быстро, она очень сильная девочка.

Меня родители забрали в Киев. Они примчались сразу, как только узнали об аварии. Я им рассказала, позвонив по телефону уже из николаевской больницы, куда меня перевезли на следующий день. Трубку взял папа — в это время мама пошла на рынок, и он ждал ее в машине. Я постаралась придать своему голосу как можно больше бодрости, но все равно… никому не пожелаю услышать такое. Я сказала: «Папочка, мы попали в аварию. Но вы не волнуйтесь, со мной все нормально, я живая». Мама говорила потом, что, когда она вернулась к машине, папа плакал. Мой сильный, мужественный папа плакал… Потом они приехали и увидели меня — с забинтованной головой, опухшую, с синим от гематомы лицом… Как они все это выдержали, не знаю.

— Настя, а помощь психолога вам не потребовалась? Все-таки пережить такую аварию, гибель близких людей…

Наверное, процесс реабилитации был непростым?

— Три месяца я очухивалась, приходила в себя. Но к психологу не обращалась. Обо мне заботились родители, да и из больницы меня довольно быстро отпустили домой. А дома, как говорится, и стены помогают. Друзья часто навещали. И потом, я же знала, что мне нужно как можно быстрее встать на ноги. Мы тогда только-только начали работать с Потапом. А вот Вова обращался за помощью к близкой подруге его родителей — очень хорошему психологу. Он консультировался у нее, как лучше обо всем, что случилось, сказать Соне. Все-таки девочке тогда было только 10 лет, и почти три месяца, до сентября, от нее скрывали правду, говорили, что родители и сестра в больнице. Но Соня, мне кажется, обо всем догадывалась.

Володин отец умер сразу, а маму врачи пытались спасти, но им не удалось ничего сделать. Ольга Леонидовна и Николай Геннадьевич Володин отец умер сразу, а маму врачи пытались спасти, но им не удалось ничего сделать. Ольга Леонидовна и Николай Геннадьевич Фото: Фото из семейного альбома

Ну как это так, чтоб за столько времени ребенок не задал ни одного вопроса о маме, о папе, о сестре? Вова перенес обрушившуюся на него трагедию очень мужественно, в его характере есть настоящий мужской стержень. Вскоре после аварии я спросила: «Как ты вообще держишься?» И он мне ответил: «Я уже ничего не могу изменить, значит, надо смириться с тем, что произошло, и жить дальше». Володя как будто отрезал от себя всю прошлую счастливую жизнь. У них ведь была очень дружная семья. Вова, по сути, вырастил своих сестренок, оставался с ними, когда родители были на работе, воспитывал их, Соне даже пеленки менял. И девочки его очень любили, уважали. Я знаю, что Маруся обожала делать ему подарки, часто советовалась с братом, как ей лучше поступить в том или ином случае… Володя не плакал ни когда хоронили отца, ни когда прощался с Марусей.

Только у могилы матери на глаза навернулись слезы, но он очень быстро взял себя в руки. У него же еще живы две бабушки, прабабушка… Он просто не мог себе позволить расслабиться перед ними. Тогда начался бы настоящий потоп. Такое горе у людей… После похорон Володя остался в Николаеве. Там у его семьи бизнес, и теперь всеми делами предстояло заниматься ему. К тому же надо было заботиться о Соне. Николаев находится достаточно далеко от Киева — на расстоянии нескольких сотен километров, но я старалась ездить туда, используя каждый свободный день. Однажды приехала, а Вова мой заболел. Слег с бронхитом. И вот ночью, когда я отпаивала его разными снадобьями, он вдруг разрыдался… Конечно, такие переживания дались ему нелегко, не железный же он все-таки. Я его успокаивала, говорила, что вообще удивляюсь, как у него на все это хватило сил и как он мужественно все это переносит.

Но это был единственный раз, когда Володя дал, что называется, слабину.

— После того, что пережили вы с Володей, люди иногда расстаются только потому, что одним своим существованием напоминают друг другу о случившейся трагедии. Но вы до сих пор вместе?

— Мы запросто могли разойтись, потому что просто разъехались по разным городам. В сентябре я в Киеве очень плотно начала репетировать вместе с Потапом. Вова в Николаеве стал заниматься своими делами. Он мне тогда говорил: «Ну как же мы сможем быть вместе? Любовь на расстоянии — это нереально». Сейчас Володя считает, что не разбежались мы во многом благодаря мне — я часто приезжала, постоянно звонила… Но еще я думаю, что расстаться нам не позволили наши чувства.

Любовь не отпустила. Теперь уверена, что, даже если мы когда-нибудь и разойдемся, все равно уже не сможем стать чужими людьми. Эта авария очень крепко связала наши судьбы. У нас слишком много общих переживаний. Теперь я отношусь к Вове не только как к любимому человеку. Он для меня и брат, и сын, и муж, и отец…

У нас не было любви с первого взгляда, чувства возникали постепенно. Мы вместе учились в университете на экономическом отделении . Вот там и познакомились. Но два года просто дружили. А после какой-то университетской дискотеки поняли, что влюбились друг в друга… Знаете, я в основном общалась с мужчинами, которые были старше меня. И это общение продолжалось недолго, потому что меня всегда напрягало их покровительственное, как к маленькой девочке, отношение ко мне.

И не покидало чувство, что мы вместе только потому, что я — красивое дополнение к его дорогой машине. С Володей у нас все не так. Во-первых, мы одногодки и, следовательно, общаемся абсолютно на равных. Он очень хороший, чистый, абсолютно неиспорченный молодой человек. Раньше я думала о своей будущей семейной жизни так: «Никогда не буду заниматься домашними делами — готовить, стирать, убирать. Зачем? Для этого можно нанять прислугу». А с Вовой получается по-другому. Когда, еще до аварии, мы несколько месяцев жили в его киевской квартире, и сейчас, когда приезжаю к нему в Николаев, мне хочется встать пораньше и приготовить ему завтрак. Я не ору на него, когда подбираю разбросанные им вещи. Меня не раздражает, что приходится стирать его одежду.

Нашли опечатку? Сообщите нам: выделите ошибку и нажмите CTRL + Enter

Новости партнеров
Написать комментарий





Новости партнеров


Мы в соцсетях
Одноклассники
Facebook
Вконтакте


Агния Дитковските Агния Дитковските актриса театра и кино
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.

Хотите узнаватьо звездах первыми?
Читай бесплатно
Журнал Караван историй
Журнал Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй