Новости Звезды Красота Здоровье Мода Развлечения Стиль жизни Видео Скидки

Марина Яблокова: «От Киркорова не нужно ни копейки!»

«Такое ощущение, что сейчас он меня реально раздавит, уничтожит».

Конечно же я испугалась. Тем не менее взяла себя в руки и спокойно сказала: «Филипп, почему вы со мной так разговариваете?» Он начинает уже кричать: «Закрой свой рот! Заткнись!» Я говорю: «Почему это я должна закрывать свой рот? Я не ваша подчиненная. Вы задали вопрос, я объяснила». И тут пошла та-акая нецензурная брань… Самые грязные выражения посыпались. Причем весь этот жуткий мат был не общего свойства, слова кидались не в воздух, как говорится, а были направлены адресно. То есть мне. Глаза его стали сумасшедшими, ну просто бешеными. Такое ощущение, что сейчас он меня реально раздавит, уничтожит. Я была потрясена. Конечно, перепугалась жутко. Больше я ничего не сказала и ушла — от греха подальше. Спустилась в зал, подошла к людям, работающим в администрации Киркорова, и говорю: «Ребят, как же так можно?

Как такое вообще возможно допускать? Вы же знаете, что никто тут специально не вредит Филиппу. Просто устанавливали свет. И так реагировать — это просто не по-человечески, ненормально, вообще ни в какие ворота не лезет». Всем конечно же неловко. Мнутся, глаза опускают. «Марин, — говорят, — ну что ты переживаешь? Не обращай внимания. Он уже с утра такой, потому что паспорт свой забыл». Я говорю: «Я все понимаю, но я-то тут при чем?!»

Репетиция длилась минут пятнадцать, я уже занималась своей работой, потом, по окончании репетиции номера, вернулась на сцену и встала на подиум, где расположена стойка для ведущих. Недалеко от меня стояли Филипп, его люди, Андрей, сотрудники административных и технических служб.

Киркоров, увидев меня, снова стал возмущаться и отпускать неприятные и оскорбительные выражения в мой адрес. Я никак не реагировала. Тогда он ко мне подходит, останавливается рядом со мной, но на меня не смотрит, стоит сбоку, якобы случайно рядом оказался. И опять по новой: «Да кто это вообще такая? Говно. Первый раз вижу, чтобы какая-то шестерка свой рот разевала! Да пошла она отсюда на х…» — и т. д., и т. п. И все это громко, сознательно работая на публику. То есть дело уже не в том, что человек никак не может успокоиться, он просто сознательно заводит меня, заводит, заводит… Но я сдерживаюсь, вообще ничего не отвечаю. Хотя уже в таком состоянии, когда просто не знаю, что делать. Наконец не выдерживаю, поворачиваюсь к нему и внешне абсолютно спокойно спрашиваю: «Филипп, а кому вы сейчас все это говорите?»

«Если популярный артист унижает и избивает женщину на главной сцене страны, значит, он чувствует, что для него такой поступок останется безнаказанным. И от этого страшно!» «Если популярный артист унижает и избивает женщину на главной сцене страны, значит, он чувствует, что для него такой поступок останется безнаказанным. И от этого страшно!» Фото: Марк Штейнбок

Он же не смотрит мне в глаза. А дальше — ужас. После этих моих слов с человеком вообще начинает происходить что-то невообразимое. Он белеет, прямо видно, как в него вселяется бес, разворачивается ко мне всем корпусом, после чего со всей силы дает пощечину — ударяет ладонью по лицу. Впервые в жизни я ощутила, что означает выражение «из глаз посыпались искры». Боль на щеке жуткая, в ушах какой-то монотонный звон, во рту — кровь, я сглатываю ее — потом выяснилось, что на щеке и десне у меня образовалась гематома. Голова как-то неестественно откинулась — то ли закружилась, то ли мышцы шеи потянулись, не знаю. Вокруг почему-то вижу все в желтом цвете. Цепляюсь за край стойки для ведущих. И в этот момент Киркоров хватает меня одной рукой за волосы и пиджак, разворачивает, сильно толкает под спину и бросает на пол…

До сих пор у меня перед глазами эти его всем известные огромные черные ботинки, в которых он всегда выступает... Такого панического страха я не испытывала никогда в жизни. Даже боли не чувствую. Помню только, что инстинктивно сжалась — хотелось только одного: исчезнуть, спрятаться — как улитка в раковину, как черепаха в панцирь… Вот вспоминаю об этом, меня и сейчас трясет… Одна девочка, моя коллега, подбежала: «Марина, Марина, вставай!» Помогает подняться. Я встаю, меня буквально колошматит, все тело дрожит — отвратительное ощущение, но дрожь унять не могу. Автоматически поднимаю с пола соскочившую заколку и плетусь, хромая, с этой сцены — помню, очень сильно болит левая нога. Та же девочка идет за мной и повторяет: «Не уходи, пожалуйста. Как мы дальше-то будем работать?» Я говорю: «Наташ, все — я больше не могу».

Иду, меня всю трясет.

Пока собираю свои вещи, реву без остановки. Слезы льются, словно вода из крана. Все тело болит, особенно спина. Ни повернуться, ни голову повернуть не могу, только всем корпусом получается поворачиваться. Еле-еле, хромая, с этими своими сумками, приготовленными для поездки в Питер, доковыляла до кафе, расположенного напротив в бизнес-центре. Оттуда звоню своим близким друзьям, рассказываю им все, просто взахлеб пересказываю все подробности, никак не могу остановиться. Конечно же они в шоке. «Сейчас приедем», — говорят. Ожидая, сижу в полном отупении и бесконечно, чашку за чашкой, пью кофе. Приезжают ребята очень быстро. Видят мою раздувшуюся из-за большущей шишки ногу, синяк на щеке, жутко за меня переживают — сочувствуют, успокаивают.

Обсуждаем, что же теперь делать, как на такое реагировать? Пойти что-то выяснять, доказывать? А что? Кому? У всех ощущение тигров, загнанных в клетку. Вроде хочется ответить, а невозможно. Я совсем потерялась, не знаю, как дальше быть. В командировку ехать, разумеется, не хочу, тем более зная, что Киркоров будет там. Страх просто парализовал меня. И вместе с тем я понимала, что не поехать не могу, иначе точно лишусь работы. И людей подведу — на мне ведь очень много завязано. Но с другой-то стороны — мне никто не звонит, никто не интересуется: где я, куда ушла, что со мной? Исчез человек, и как будто так и надо. Это добивало еще больше. Никак не могла собраться с духом. И все же решила: нет, сдаваться нельзя, невзирая ни на что, работать пойду, и буду смотреть людям в глаза, и отработаю… Видите ли, я по натуре своей боец.

Я же рассказала, что по жизни всегда шла сама, всего добивалась самостоятельно, ни на кого не рассчитывая. Вот и тут настроила себя: я должна довести свое дело до конца. Что бы ни случилось. К тому же все люди, когда-либо работавшие в шоу-бизнесе, знают правило: есть только одно оправдание, когда ты можешь не прийти, — если ты умер. Во всех остальных случаях — плохо ли тебе, хорошо ли — ты обязан сделать дело. У нас работают только фанаты своей профессии. Все такие.

В общем, собрав в себе остатки мужества, я вернулась. Пришла практически перед началом концерта. Артисты встречают меня в ужасе, в панике, и лишь некоторые из тех, с кем я работаю, подходят, спрашивают: «Как ты себя чувствуешь? Что думаешь делать?» — «Сейчас, — отвечаю, — вообще ничего не думаю…» Слух конечно же уже распространился по всему Кремлевскому дворцу.

Фильмы со звездами:

Нашли опечатку? Сообщите нам: выделите ошибку и нажмите CTRL + Enter

Новости партнеров
Написать комментарий





Новости партнеров


Мы в соцсетях
Одноклассники
Facebook
Вконтакте


Джулия Робертс (Julia Roberts) Джулия Робертс (Julia Roberts) актриса
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.

Хотите узнаватьо звездах первыми?
Читай бесплатно
Журнал Караван историй
Журнал Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
+