Новости Звезды Красота Здоровье Мода Развлечения Стиль жизни Видео Скидки

Максим Никулин: «Очень долго я был обижен на отца»

Сын знаменитого артиста рассказал о непростых отношениях с отцом и своем пути к цирку.

В нем совершенно не было какого-то делового начала, он ко всему подходил с точки зрения добра и искренности, исходя из своего кристально порядочного отношения к людям, к жизни. Разумеется, папиной добротой, доверчивостью и открытостью пользовались, много раз обманывали. Так вот, если отец узнавал о том, что человек, которому он доверял, обманул его, предал, он просто вычеркивал его из жизни. Навсегда. Это для него было самое страшное. Однажды, когда мы уже вместе работали, я принес довольно интересный проект. Отец просмотрел его и сказал: «Если ЭТОТ здесь участвует, меня там не будет». Я попытался убедить: «Погоди, — говорю, — тебе с ним водку не пить, разговоры не разговаривать, ты его даже не увидишь.

Я все беру на себя. Он ведь нам деньги дает на наше дело!» — «Пусть дает сколько угодно, я ничего не подпишу». С пеной у рта я доказывал, что контакт с этим человеком необходим для дела, приводил самые веские аргументы, но папа помнил о его давнем предательстве и больше ни при каких обстоятельствах не хотел с ним иметь дел. Мне это было не очень понятно. Я считаю, что в бизнесе главное — результат. Но не в том плане, что цель оправдывает любые средства, нет. Десять заповедей никто не отменял, как в обычной жизни, так и в деловой. Просто я немного жестче папы. Зная, что от участия в проекте того или иного человека будет польза, я могу закрыть глаза на то, что он в свое время сделал мне какую-то бяку. Другое дело, что не стану с ним вместе выпивать, общаться вне работы, а предвидя, что от него можно ждать, буду держать его на контроле.

Но от перспективного проекта из-за его прежних или возможных будущих гадостей не откажусь. А папа абстрагироваться от этого не умел. Не мог ни забыть, ни простить обмана. К нему часто приходили люди, плакали, объясняли сложности своей ситуации, просили помочь, и папа тут же включался в их проблемы — хлопотал, ходатайствовал, а потом выяснялось, что все совсем не так. Что в основе всех стенаний была только корысть, желание получить какие-то деньги или блага. Банальный обман. Конечно, мы оберегали отца, но самые разные мошенники всевозможными путями прорывались к нему и рассказывали страшные истории о своей жизни. Не счесть тех украденных документов и денег, тяжело заболевших мужей, жен и детей, погибших собак. И отец всем помогал. Я пытался его вразумить: «Тебя просто разводят, разве не видишь, что это жулики, попрошайки?»

А он посмотрит на меня так внимательно-внимательно и скажет: «Максим, а вдруг это правда?» Ну и как он мог заниматься бизнесом с таким отношением к людям?

Но при всей своей мягкости папа мог быть крайне непреклонным. Один раз я видел его в гневе. В конце 80-х годов в Москву впервые приехал Гарри Орбелян — брат джазмена Константина Орбеляна, давно эмигрировавший в Америку и ставший там крупным бизнесменом. С отцом они приятельствовали с конца 60-х годов, познакомившись когда-то на гастролях советского цирка в США — Гарри как раз их организовывал. Там они много общались, потом какое-то время переписывались, а затем в «Правде» вышла статья, сообщившая, что Гарри — агент ФБР. Папа очень переживал… И тут вдруг Гарри звонит отцу из московского отеля: «Юра, я в Москве, хочу увидеться».

Отец говорит: «Очень рад, приходи завтра к нам обедать, Таня сделает борщ, посидим, выпьем». — «С удовольствием». На том и порешили. Через минуту раздался звонок. «Юр, привет, это Толик, майор, помнишь?» — сказали в трубке. «Ну, помню», — отвечает папа. «Слушай, у тебя завтра встреча намечается», — продолжает майор. А я смотрю, отец начинает просто чугунеть, глаза становятся непроницаемые, белые: «Ну?» — «Так надо поломать, есть такое мнение». — «Чье мнение?» — «Нашего полковника». — «А-а-а, полковника? Так вот слушай меня и передай своему полковнику, чтобы он со своим мнением и вместе с генералом шел на… А я в своем доме буду встречаться с тем, с кем хочу!» И повесил трубку. Вижу, стоит бледный весь, руки трясутся… А потом стал ходить по квартире и рассуждать вслух: «Ну что они мне сделают?

Ничего. Звание отнимут? Ну и что? За границу не пошлют? Да хрен с ней, я ее всю объездил уже. С работы выгонят? Не выгонят, я им нужен». И тут опять телефонный звонок: «Юр, это Толик. Я там договорился, дают добро».

— Родители оказывали на вас влияние?

— Не впрямую. Но своим отношением к окружающим людям, ко мне, друг к другу — безусловно. Главным ведь в их союзе что было? Три основных кита: любовь, нежность и взаимоуважение. И это очень хорошо чувствовалось. Мы жили в коммуналке в арбатских переулках, абсолютно такой московской — настоящая Воронья слободка, которую Ильф и Петров в «Золотом теленке» описывали. Со всеми составляющими. Но соседи были нормальные, жили без конфликтов. А половину этой большой квартиры занимала наша семья — мы с родителями, бабушка и мамина сестра с мужем и детьми.

Все это называлось «Колхоз «Гигант». На входной двери под звонком так и было написано: «Колхоз «Гигант» — 3 звонка. И когда родители работали в Москве, все их друзья-приятели после спектакля собирались у нас. Сидели до утра. Для нас с моим двоюродным братом самыми счастливыми моментами были те, когда о нас забывали. Мы сидели под столом и слушали, как общаются взрослые. А слушать, поверьте, было что. 60-е годы, «оттепель». Да и люди собирались, прямо скажем, не последние. Дядя Витя (Некрасов), дядя Булат (Окуджава), дяди Жени (Евтушенко и Урбанский)... Как они говорили, как пели, как спорили, это же с ума сойти можно! Естественно, все это не могло не отложиться во мне, и чурбан впитал бы что-то. Где-то полчетвертого утра они спохватывались: «Дети, да вы что, не спите?!

Немедленно в кровати!»

Другое дело, что видел я своих родителей все-таки мало — 2—3 месяца в году, не больше. Они же все время ездили на гастроли. Но странное дело, несмотря на их физическое отсутствие, я никогда не ощущал себя брошенным. Они как бы все время были рядом, постоянно звонили из всех стран и континентов, слали нежные письма. Но, разумеется, все проблемы моего детско-подросткового периода доставались моей замечательной бабушке. Господи, сколько же крови я ей попортил! Я ведь, как уже можно догадаться, не самым послушным ребенком был. Нет, ничего такого сверхплохого не делал, но шалил много. И в драках дворовых участвовал, и двойки таскал, и из школы меня выгоняли — все было. Наверное, мне просто не везло с некоторыми учителями.

Ну, если в 7-м классе я по-английски говорил лучше, чем моя учительница английского языка, и читал больше, чем учительница литературы! К тому же носил длинные волосы, писал шариковыми ручками, ходил в джинсах, что запрещалось, приносил друзьям зарубежные пластинки, что тоже в те времена не приветствовалось… Понятно, все это вызывало раздражение. Естественно, и с моей стороны ответное. В школе мне постоянно говорили о том, что я не имею права позорить фамилию, иначе все про мое недостойное поведение расскажут папе. А в параллельном классе учился мальчик, с которым мы хотя и не дружили, но чувствовали молчаливую солидарность. Его отец был Героем Советского Союза, полярником и все время находился на дрейфующей льдине. И пареньку постоянно грозили написать папе на льдину, если он будет плохо себя вести.

Фильмы со звездами:

Нашли опечатку? Сообщите нам: выделите ошибку и нажмите CTRL + Enter

Новости партнеров
Написать комментарий





Новости партнеров


Мы в соцсетях
Одноклассники
Facebook
Вконтакте


Дмитрий Шепелев Дмитрий Шепелев радио и телеведущий
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.

Хотите узнаватьо звездах первыми?
Читай бесплатно
Журнал Караван историй
Журнал Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
+