Новости Звезды Красота Здоровье Мода Развлечения Стиль жизни Видео Скидки

Колымские рассказы Ефима Шифрина

Никто не верит, что у Ефима Шифрина было тяжелое детство.

В результате Анюта совсем не приспособлена к жизни: дорогу в незнакомом месте найти не может. Отправили ее в Швейцарию в детский лагерь, так она по дороге потеряла чемодан и не знала, куда обращаться… Но я стараюсь ей нотаций не читать. Из-за того, что меня постоянно ругали в детстве, я вырос с кучей комплексов. Мне пришлось очень долго бороться с чувством собственной ущербности. Конечно, детей надо держать в узде, но и обязательно хвалить почаще. Главное, чтобы у ребенка сформировалась уверенность в себе, а все остальное приложится».

Катя проснулась ночью, сама не поняла отчего. Прислушалась, вроде все тихо: мерно стучат старые ходики, похрапывает во сне тетка, где-то скребется мышь, за бревенчатой стеной шуршит вьюга…

Глаза потихоньку начали опять закрываться, вернулся прерванный сладкий сон о том, как мама шьет для нее праздничное платье… Вдруг в хлеву испуганно завизжали свиньи, замычала корова, застучала копытами, завозилась, обтирая боками стенки. «Чего это они?» — забеспокоилась Катя, стряхнула дрему, вынырнула из-под одеяла, прошлепала босиком в сени, зажгла лампу, накинула на плечи рваный полушубок, сунула ноги в валенки… И тут услышала странный звук: во дворе, под стеной хлева, скребя когтями, кто-то с голодным рычанием злобно раскидывал мерзлую землю. «Волки», — с ужасом подумала Катя. Холод пробежал по спине, страхом свернуло живот… Вспомнила: они должны бояться огня. Метнулась к печке, схватила спички, охапку лучин, нащепанных для растопки. Тетку будить не стала, та и так считала ее городской неумехой.

Дверь открывать побоялась, полезла на чердак, пробралась через пыльную рухлядь и старые корзины к слуховому окну и выглянула на улицу. Светила луна, весь двор был как на ладони: сугробы, протоптанные между ними дорожки, длинная синяя тень от колодца… Штук пять волков деловито копошились под стеной хлева. Катя трясущимися руками зажгла первую лучину, дала разгореться и бросила, стараясь попасть на утоптанный пятачок перед свинарником. Лучина описала дымную дугу и с шипением погасла в сугробе. Но волки отпрянули, а один молодой и тощий с визгом унесся прочь, поджав хвост. Торопясь, Катя зажгла вторую, потом подумала и сделала факел из трех лучин сразу. Пламя весело охватило березовые щепки, треща и разбрасывая искры, они полетели на пятачок, ударились о землю и разлетелись в стороны. Волки с воем помчались вон со двора.

Осторожно приоткрыв дверь и убедившись, что опасность миновала, Катя с зажженной лучиной наготове пробралась в хлев. Корова беспокойно переступала в стойле, кося испуганным глазом, на губах — пена. Свиньи сбились в угол и уже даже не визжали, а нервно постанывали. «Ты что, Машка, Машка», — позвала Катя. Наступало морозное сибирское утро...

Детство Екатерины Шавриной безоблачным не назовешь. До 12 лет она жила в Свердловске с родителями, пятью сестрами и братом. Отец Кати работал машинистом, а мама вела хозяйство, крутилась, экономила. Главным сокровищем в семье был телевизор с линзой. Кто-то его выбросил, а отец взял да и починил, у него были золотые руки. Жили впроголодь. Спасали картошка да молоко — покупали у соседей, да мука дешевая.

Мама лепила вареники с картошкой сотнями, а дети все равно оставались голодными. Все свое детство Катя ходила в старых вещах, тех, что перепадали от старших сестер. А после нее эту одежду еще донашивали младшие. «Первая собственная вещь у меня появилась в 10 лет — зеленое пальто с цигейковым воротничком, которым я страшно гордилась. Им меня премировал Свердловский обком партии за то, что я вытащила из пожара ребенка. Дело было так. Недалеко от нашей школы жил киномеханик. Однажды утром его деревянный дом загорелся. Я увидела это из окна и одной из первых помчалась тушить. Знала, что у киномеханика трое детей, поэтому, заметив, что на улицу вытащили двух старших, полезла в огонь за младшей. Она спряталась под кроватью, и я наглоталась дыма, пока искала ее и вытаскивала. Но все обошлось, и обком вручил мне премию — 300 рублей (огромные деньги для нашей семьи!) и то самое пальтишко.

Я им страшно гордилась, носила чуть не круглый год. Мама его то и дело перешивала, надставляла, ведь я быстро росла. Но я не стеснялась ходить в старенькой одежде, воспринимала это как данность, хотя, чего скрывать, мечтала и о платьях нарядных, и о туфельках. В то время люди, как и сейчас, жили по-разному. Среди моих подруг были девочки из очень обеспеченных семей, например, у Нелли мама работала директором ювелирного магазина. Так у нее и игрушки роскошные были, и платья красивые, и чулочки капроновые. А я играла в тряпичные и глиняные куколки, которые делала сама. Иногда думаю: ну почему от такой нищей жизни не стала озлобленной, завистливой или закомплексованной? Думаю, потому, что мы, дети, росли в любви. Родители на нас никогда не повышали голоса и между собой не ссорились.

При том что мы жили очень и очень скромно, мама с папой старались по мере сил устраивать нам праздники. Дни рождения, майские и наш любимый Новый год. Накануне мы с отцом выходили в лес за елочкой или сосной, потом дружно наряжали ее самодельными игрушками. Мама лепила шаньги (плоские пирожки с картошкой) и не скупилась, именно на Новый год мы наедались от пуза… А папа хитро подарки дарил — пока мы спали, привязывал ленточками свернутые рубли к нашим ручкам-ножкам (распутывать узлы было очень весело!) или пряники (мы это считали роскошным подарком)».

Катя росла очень бойкой девицей. Маму не слушалась, творила что хотела, никому не подчинялась и всегда была сама по себе. Однажды ее сестру обидел мальчишка.

Толкнул ее, оскорбил. Катя подскочила и ногтями так вцепилась ему в лицо, что он от боли взвыл, бросил портфель и убежал. Вечером его мать пришла к Шавриным жаловаться. Катя вышла из своей комнаты и заявила: «Била и бить его буду! Пусть мою сестру не трогает». Мама и тогда не отругала дочку. Лишь сказала тихо: «Эх, Катерина, ты же девочка…» Она никогда не возмущалась тем, что Катя поет с утра до ночи. Любимым развлечением дочки было нарядиться в тряпье, вытащить в общий коридор стол, залезть на него и запеть что есть мочи: «Ой, туманы мои, растуманы». Пародировала Катя и Мордасову, и Русланову, и Зыкину. «Когда соседи по бараку, где мы жили, кричали маме: «Феня, закрой Катьке глотку», она и ухом не вела. Знала, что я буду артисткой. Мне же было совершенно все равно, нравится мое пение кому-то или нет. Я росла самодостаточным ребенком, авторитетов в принципе не признавала.

Нашли опечатку? Сообщите нам: выделите ошибку и нажмите CTRL + Enter

Новости партнеров
Написать комментарий





Новости партнеров


Мы в соцсетях
Одноклассники
Facebook
Вконтакте


Дмитрий Шепелев Дмитрий Шепелев радио и телеведущий
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.

Хотите узнаватьо звездах первыми?
Читай бесплатно
Журнал Караван историй
Журнал Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
+