Новости Звезды Красота Здоровье Мода Развлечения Стиль жизни Видео Скидки

Как Иван Васильевич стал грозным

Жизнь царя до сих пор окутана тайнами и полна загадок.

«Наше молчание ведет тебя к греху, а страну нашу к гибели», — качал головой Филипп.

Отношения накалялись, но Иван все медлил дать волю своему гневу. В его парадоксальном характере было медлить с казнью врагов своих, отыгрываясь на ком угодно другом. Вот так и с Филиппом — люди, близкие к митрополиту, гибли один за другим, а виновник царского гнева оставался невредим. Филипп сам пошел навстречу гибели. Однажды, когда Иван, приехав в Москву из слободы, подошел в Успенском соборе к митрополиту за благословением, тот... отвернулся от Ивана. Кто-то из опричников воскликнул: «Владыка! Царь Иван Васильевич требует благословения от тебя». Тогда Филипп сказал: «Не узнаю царя ни по одежде, ни по делам его! Государь, кому ты думаешь угодить, вырядившись монахом?

Мы здесь приносим бескровную жертву, а ты проливаешь христианскую кровь. У всех народов есть закон и правда, защита от злых и милосердие, только на Руси их нет. Опомнись, взыщется от рук твоих невинная кровь!»

«Филипп, — сверкнул глазами царь, — ты испытываешь мое благодушие». Митрополит ответил: «Я пришелец на земле. Буду стоять за истину, хотя бы пришлось принять лютую смерть...»

На Соловки от царя были посланы люди, подговорившие монахов оклеветать бывшего своего игумена, обвинив в стяжательстве. Был собран церковный собор, на котором Филиппа осудили. Одним из ярых обвинителей стал новгородский архиепископ Пимен, надеявшийся получить митрополичий сан (его надежда оказалась напрасной). С Филиппа сорвали митру, вывели на улицу, заметая за ним след метлами, посадили на дровни, забили ноги в колодки и увезли в монастырь, в Тверь.

По дороге опричники теми же метлами били Филиппа, а народ бежал следом и плакал. Напоследок мстительный царь велел отрубить голову племяннику низложенного митрополита, Ивану Колычеву, и послал пленнику «в подарок».

И только через год царь решился, наконец, расправиться с самим Филиппом: подослал верного своего слугу Малюту Скуратова, и тот задушил святителя подушкой. С этого злодеяния началось самое, пожалуй, безумное предприятие Ивана — поход с опустошительной войной на собственную страну.

Безумный поход

Новгород Иван ненавидел давно, а еще Псков и Тверь — эти города, согласно летописям, которые в детстве так любил читать Иван, при его предках не очень-то охотно шли под власть Московского княжества.

В фильме показана вторая его жена Мария Темрюковна (в ее роли — Рамиля Искандер), славившаяся бешеной злобой В фильме показана вторая его жена Мария Темрюковна (в ее роли — Рамиля Искандер), славившаяся бешеной злобой Фото: PHOTOXPRESS.RU

Теперь царю вздумалось рассчитаться за дела столетней давности. Начал он с Твери. Избавившись от Филиппа, царь сначала разорил город (опричники крушили дома, уничтожали запасы, сжигали у купцов товары), а потом «понаказал» жителей. Убивали всех, кто попадался на пути. То же самое Иван повторил в Торжке. Там, впрочем, он сам едва избежал гибели: ворвался в местную тюрьму, захотел потешиться казнями заключенных, да на него бросились пленные татарские царевичи. Малюта в последний момент успел заслонить собою царя и был тяжело ранен. Эти татарские царевичи были чуть ли не единственными во всей России, кто хоть попытался сопротивляться...

Наконец, 6 января 1570 года опричное войско во главе с царем вошло в Новгород. К царскому седлу была приторочена серебряная собачья голова немецкой работы, непрерывно щелкавшая зубами. По обычаю новгородский архиепископ Пимен (тот самый, что обвинял Филиппа на процессе) с крестами и иконами встречал государя на волховском мосту. Царь не стал целовать креста из рук архиепископа, сказав: «Ты, злочестивец, хочешь Великий Новгород отдать польскому королю, ты не пастырь, а волк, изменник и нашему царскому венцу досадитель». Впрочем, приказал служить обедню и молился. А помолившись, приступил к тому, зачем пришел. Начал с купцов. В летописи осталась запись о казни некоего Федора Сыркова, человека в Новгороде уважаемого, мецената и составителя церковных книг. Его сначала бросили в ледяную воду, затем вытащили (царь насмешливо спросил, не видал ли Сырков что-нибудь в реке, и тот ответил, что видал чертей, которые ждут не дождутся Ивана).

Тогда купца поставили на колени в котел и сварили на медленном огне.

Перебив купцов, опричники принялись за бояр и дворян. Их терзали, по выражению летописца, «неисповедимыми муками», в том числе поджигали «мудростью огненной» — специальным составом, изобретенным для этого случая самим Иваном (он действительно был чрезвычайно одарен). А их женам связывали назад руки с ногами, той же веревкой привязывали к ним детей и бросали с моста в Волхов. Царю все это напоминало его любимые сцены из Апокалипсиса: падение грешников в пучину Ада...

Покончив со знатью, царь принялся за простых новгородцев — их казнили человек по 500 в день.

Пять недель царь свирепствовал в Новгороде. Погибло около 20 тысяч жителей.. Между прочим, вода в Волхове под мостом никогда не замерзает до конца: новгородцы говорят, что это со времен Ивановых казней...

Из города уезжали таким порядком: впереди архиепископ Пимен, в скоморошьей шапке, сидя на кобыле задом наперед и играя на дуде. За ним — хохочущий царь. Так и въехали во Псков — следующий пункт назначения. Там жители уже все знали и успели приготовиться к смерти: исповедовались, причастились и… накрыли на площади богатые столы для гостей. Ивана приятно поразил вид псковичей, безмолвно лежавших на земле ниц. И тут к царю подошел полуголый босой человек в веригах — это был юродивый Никола по прозвищу Салос, в зубах он держал кусок сырого мяса.

«Что же ты, Божий человек, ешь мясо в пост?» — спросил Иван. «А разве ты сам не ешь человечье мясо?» — возразил Никола. Поразительно, но это спасло город: царь ушел, никого не казнив, а только ограбив Псков.

Расплата

Но остановиться Иван уже не мог: его безумие все усиливалось. Бывало, царь трясся в припадках, а на губах у него выступала пена. Его преследовали кошмары, мерещились картины все более и более грандиозного заговора. С врагами царь расправился давно. С теми, кто был нейтрален, тоже. Теперь оставались друзья. Иван вдруг объявил изменниками верхушку опричнины: отца и сына Басмановых, Висковатого, «келаря» Вяземского... В них, взявших с его же собственного позволения большую волю, ему теперь мерещились ненавистные тени Сильвестра и Адашева.

Нашли опечатку? Сообщите нам: выделите ошибку и нажмите CTRL + Enter

Новости партнеров
Написать комментарий





Мы в соцсетях
Facebook
Вконтакте
Одноклассники


Константин Хабенский Константин Хабенский актер театра и кино
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.

Хотите узнаватьо звездах первыми?
Читай бесплатно
Журнал Караван историй
Журнал Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй