Новости Звезды Красота Здоровье Мода Развлечения Стиль жизни Видео Скидки

Игорь Золотовицкий: «Кольнуло: «А вдруг это все?»

«А дальше все было прекрасно. На второй день врачи мне пива предложили, на третий — я встал.»
 «...И тогда мне все стало понятно: Вера меня элементарно разыграла. Развела, просто как лоха!» «...И тогда мне все стало понятно: Вера меня элементарно разыграла. Развела, просто как лоха!» Фото: Марк Штейнбок

При этом для мамы ее «навар» был делом совершенно естественным, нормальным, ей даже в голову не приходило считать это каким-то нарушением. Помню, весело так говорила: «Сегодня опять проверка у меня была, из ОБХСС приходили. Прекрасно пообщались, обо всем договорились. Все остались довольны». Мама была не просто коммуникабельной, это — человек-праздник, человек-оркестр. Будучи по природе своей актрисой, умела убедить кого угодно в чем угодно. Свободолюбивая, невероятно остроумная, обожала застолья с песнями… Ушла из жизни в 93-м году. Нелепо. Мама была грузная и легла в клинику худеть. Там ей что-то вкололи и, видимо, занесли какую-то гадость. Начался абсцесс, поднялась температура, жар. Сгорела за четыре дня. Я не успел к ней — прилетел, а она уже умерла…

Папа пережил маму на семь лет. После ее смерти очень сильно сдал. Он так любил маму, что, оставшись один, совсем перестал бороться за жизнь. Для него все потеряло смысл, потому что смыслом его жизни была его Соня. Как-то я ему сказал: «Папа, ну чего ты, все-таки у тебя дети, внуки», но он горько так мне ответил: «Ты не обижайся, но без нее мне ничто не в радость...»

Вообще родители мои были людьми очень шумными, громкими. Обожая друг друга, беспрестанно ссорились, кричали. Оба красавцы: папа — вылитый Тихонов, мама — точь-в-точь Мордюкова, с длинной косой. Еврейские традиции в нашей семье не культивировались, разве только одна — нас воспитывали по принципу: дальних родственников не бывает, все они — близкие. Когда я уже перебрался в Москву, часто плакался маме: «Мам, я не в состоянии принимать всех приезжающих, ну просто не могу!»

Она по-настоящему обижалась. Нет, это даже не обида была, а полное и категоричное непонимание: «Игорь, так ты, значит, зазнался?! Как это возможно не встретить тетю Тамару из Хмельницкого?» Я говорю: «Мама, но я ее даже не помню». — «Ты что?! Она же тебя в колясочке нянчила!» И  взывала к папе: «Яша, ты представляешь, наш сын не хочет встретить Тому! Кого мы вырастили…»

Воспитание было очень консервативным. Скажем, в семь часов вечера вся семья обязательно должна была обедать. Причем обед полноценный — с первым, вторым, третьим, с салатами и арбузами. Хочу не хочу, буду не буду не допускалось. Съедать должны были все, что ставилось на стол. Нас с сестрой держали в жестких рукавицах, вольности не дозволялись.

Света до десятого класса ни разу даже на танцах не была, прогул школы считался чем-то невероятным. И все-таки, по большому счету, родители нас не прессовали. При всей простоте у них было понимание того, что детям надо давать возможность попробовать себя. А меня и прессовать было бессмысленно, потому что с того момента, как в пятом классе я начал заниматься в драмкружке, никакой другой профессии, кроме актерской, для себя даже не представлял. Поэтому после окончания школы поехал с папой (ему как железнодорожнику полагались льготы на проезд) в Москву подавать документы в театральные вузы. Но мы опоздали — прием закончился. Пришлось возвращаться. Чем заниматься до следующего года, я даже не представлял. И тут сосед говорит: «Пойдем к нам на авиационный завод, деньги хорошие будешь получать». Я и пошел — слесарем-ремонтником токарных и фрезерных станков.

Сергей Земцов, Григорий Мануков и Игорь Золотовицкий в культовом спектакле «Чинзано». 1989 г. Сергей Земцов, Григорий Мануков и Игорь Золотовицкий в культовом спектакле «Чинзано». 1989 г. Фото: Фото из семейного альбома

Сначала был учеником, а потом перешел в ранг слесаря второго разряда. Через месяц получал уже 150 рублей — по тем временам очень хорошие деньги. Единственный минус работы — вставать приходилось в пять утра. А так все отлично было. Там такие деды работали, словами не передать! Например, дядя Толя, мой учитель, — ему тогда было лет 60, вообще былинный персонаж. На первой нашей встрече дал мне задание открутить болтики. И я в течение всего дня гаечными ключами с невероятными усилиями выворачивал болты, которые он легко закрутил вручную. Правда, рука у него была размером с мою голову. Ну и другие мужики соответствующие. Помню, после того как я получил первую зарплату, спрашивают: «Ну так что, обмывать будем?» Конечно же я «выставился».

Все расселись и… набухались — как положено: с чувством, с толком, с расстановкой, наливая «по палец», занюхивая и закусывая. Но мне не налили, сказали: «Рано еще, мал слишком».

— Для первой любви в то время тоже еще не доросли?

— Нет, как раз тогда я был очень сильно влюблен. В сестру моей подруги из драмкружка. Безумно любил эту девушку, со всей силой юношеской страсти. Просто боготворил ее. Собирался жениться, Майя была согласна. Все вокруг умилялись: ну как есть — Ромео и Джульетта. При этом отношения у нас были исключительно целомудренными. Когда на следующий год я поступил в Школу-студию МХАТ, Майя приехала ко мне в Москву, мы с ней гуляли, строили планы на будущее. Обещала ждать моего возвращения. Я думал о ней денно и нощно, ее фотография постоянно стояла на моей тумбочке в общежитии.

Фильмы со звездами:

Нашли опечатку? Сообщите нам: выделите ошибку и нажмите CTRL + Enter

Новости партнеров
Написать комментарий





Новости партнеров


Мы в соцсетях
Одноклассники
Facebook
Вконтакте


Бритни Спирс (Britney Spears) Бритни Спирс (Britney Spears) певица
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.

Хотите узнаватьо звездах первыми?
Читай бесплатно
Журнал Караван историй
Журнал Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй