Новости Звезды Красота Здоровье Мода Развлечения Стиль жизни Видео Скидки

Денис Давыдов — личный враг Наполеона

Когда русские войска входили в город, жители вываливали на улицу и спрашивали о Денисе Васильевиче.

Словом, скоро набралась небольшая, но чрезвычайно эффективная партизанская армия. И без того голодные французы, деморализованные наскоками Давыдова, стремительно превращались в дикую, неуправляемую орду — они, покорители Европы! Наполеон, тщетно дожидавшийся в сожженной Москве мирных переговоров, лучше всех понимал, как опасен для него этот «варварский способ ведения войны». Давыдова, имя которого он знал и портрет имел, он ненавидел люто. Приказал при задержании расстрелять на месте, выслал на поимку один из лучших своих отрядов из двух тысяч всадников при восьми офицерах и одном штабс-офицере. Давыдов, у которого было примерно вдвое меньше людей, сумел загнать этот отряд в ловушку и взять в плен вместе с восемью офицерами и штабс-офицером… О храбрости и удачливости Давыдова слагали легенды по всей Европе.

Когда русские войска входили в какой-нибудь город, жители вываливали на улицу и спрашивали о нем. А Денис Васильевич сидел тем временем под домашним арестом — за то, что самовольно взял Дрезден, не дожидаясь команды генерала Винценгероде. Кутузов, которого и самого на тот момент фактически отстранили, ничего не мог сделать. Союзные армии были объединены, и Александр I отдал главнокомандование фельдмаршалу Карлу Филиппу Шварценбергу, до недавней поры служившему… у Наполеона. Ох, недаром кузен Дениса Давыдова, прославленный генерал Алексей Ермолов, на вопрос государя, какой награды он желает, ответил: «Произведите меня в немцы!»

НА ПЕЧКУ!

Много обид и несправедливостей претерпел после войны Денис Васильевич.

Но ничто он не переживал так тяжело, как разрыв с невестой. Впрочем, ему уже доводилось узнать горечь измены. Первая его грешная любовь к жене двоюродного брата Аглае Антоновне Давыдовой разбилась о громогласного, высоченного драгунского полковника — Аглая стала по ночам приходить к нему, а не к Денису. «Если б боги милосердия Были боги справедливости, Если б ты лишилась прелестей, Нарушая обещания», — писал тогда грустный Давыдов.

Потом была еще очень юная тоненькая танцовщица с дымчатыми волосами и глазами — Танечка Иванова. Она училась в балетном училище, которое охранялось почище Зимнего дворца:

швейцар, бывший актер Украсов, игравший всю жизнь злодеев, и на порог не пускал поклонников — напрасно было хрустеть перед его носом ассигнациями.

Оставалось только стыть на ветру и морозе, дожидаясь момента, когда учениц выведут на улицу. До того, пока они сядут в экипаж и поедут в театр, было несколько мгновений, чтобы передать письмо или подарок, поцеловать мимолетно маленькую ручку. Все оказалось тщетно! Таня вышла замуж за своего балетмейстера. Снова он страдал, и мучался, и едва пережил… И вот теперь — новая измена, новое страшное разочарование.

Давыдова принялись спасать все, кто его любил. Как это заведено в таких случаях, думали вышибить клин клином. В Москве Денису подстроили встречу с дочерью покойного генерала Чиркова Софьей — девицей серьезной, в зрелых уже летах (по тем временам это означало 23—24 года).

Миловидна, скромна, рассудительна. Русые волосы на русский манер заплетены в косу. «Доброты необычайной, а как начитанна! Это тебе не какая-нибудь твоя киевская ветреница», — твердили Давыдову. И он решился. В конце концов, Давыдову было уже 35 лет, пора…

Свадьба снова чуть было не расстроилась. Набожная и строгая мать невесты прослышала про «зачашные песни» и велела отказать Давыдову как пьянице, беспутнику и картежнику. «Побойся Бога, матушка, — убеждали ее друзья покойного мужа. — Генерал Давыдов — человек великих достоинств. Пьет весьма умеренно, карт в руки не берет и с хмельными красавицами дружбы не водит. Это ведь все только стихи, матушка, он же поэт!» Дело сладилось.

В апреле 1819 года Денис с Софьей обвенчались. Со времен наполеоновского вторжения много воды утекло… Теперь Денису Васильевичу не хотелось уже тянуть военную лямку, а только жить тихо и мирно дома, возле жены, год за годом рожавшей ему детей. Давыдов то и дело сказывался больным и уходил в многомесячные отпуска. Даже кавказская война, куда он был направлен под началом генерала Ермолова, его не увлекла. Перед отъездом Денис Васильевич сочинил едкую эпиграмму: «Генералам, танцующим на бале при отъезде моем на войну 1826 года»: «Мы несем едино бремя, Только жребий наш иной: Вы оставлены на племя, Я назначен на убой». Но и сам в действующей армии на Кавказе пробыл всего два месяца, а затем выпросил у Ермолова шестинедельный отпуск «для исправления здоровья». Заехав для виду на минеральные воды, испив шипучего нарзана, разослав для убедительности письма о своей «болезни» (в том числе Вальтеру Скотту), он помчался в Москву, где в доме на Арбате его ждала истинная причина отпуска: трое детей (все — мальчики) и жена, которой пора было разрешиться четвертым.

Наполеон поразил Давыдова своим малым ростом Наполеон поразил Давыдова своим малым ростом Фото: ИТАР-ТАСС

«Нет, братцы, нет: полусолдат Тот, у кого есть печь с лежанкой, Жена, полдюжины ребят, Да щи, да чарка с запеканкой!» — писал теперь Давыдов.

Последней кампанией, в которой ему довелось поучаствовать, была польская, 1831 года. Денис Васильевич сражался там славно. Взял город Владимир-Волынский, за что получил Анну I-й степени. Впрочем, он все равно только и думал о том, как бы поскорее уехать домой. Ему было 47 лет, и он хотел покоя. Писал жене: «Дай Бог скорее быть возле тебя, моего единственного друга!

15-я кампания не 15-й вальс или котильон! Пора! Пора на печку!» К счастью, над ним смилостивились и оставили в покое. В отставку, правда, Денис Васильевич так и не вышел, но теперь его служба ограничивалась ношением генерал-лейтенантского мундира.

Он выписывал книги из-за границы. Охотился. Писал военно-исторические записки. Словом, жил в свое удовольствие. Казалось, ничто уже не потревожит его. Но тут случилось то, чего Давыдов менее всего ожидал и потому менее всего опасался: он снова влюбился, как мальчишка.

Поехал однажды навестить сослуживца под Пензу и пропал, встретившись глазами с его 20-летней племянницей Евгенией Золотаревой. Давыдов был более чем вдвое старше ее. Имел семью, которую любил и ценил больше жизни.

Нашли опечатку? Сообщите нам: выделите ошибку и нажмите CTRL + Enter

Новости партнеров
Написать комментарий





Новости партнеров


Мы в соцсетях
Одноклассники
Facebook
Вконтакте


Эштон Катчер (Ashton Kutcher) Эштон Катчер (Ashton Kutcher) актер
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.

Хотите узнаватьо звездах первыми?
Читай бесплатно
Журнал Караван историй
Журнал Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй