Новости Звезды Красота Здоровье Мода Развлечения Стиль жизни Видео Скидки

Александр Розенбаум: «Торчу» от внуков»

Певец рассказал, что в юности хотел жениться, а не учиться, мечтал о дочке, а потом ждал внуков.

В то время, как известно, уже близилось «дело врачей», и евреи-вредители от медицины были бельмом на глазу у государства. А папа мой, Яков Шмарьевич, — фронтовик, орденоносец, секретарь парторганизации курса, имеющий диплом с отличием и персональный запрос с кафедры. Ну кого же еще распределять в Алтайский край, как не его? И он поехал с женой-однокурсницей, Софьей Семеновной — моей мамой, и со мной, годовалым. Работал там главным врачом больницы… Я убежден: те годы были самыми счастливыми в жизни моих родителей — там ведь собралось много ссыльных интеллигентов, и папа с мамой оказались в прекрасной компании молодых докторов.

Ищущих, свободно мыслящих, занимающихся медициной без присмотра больших начальников. Да плюс еще им была предоставлена отдельная трехкомнатная квартира, о которой в Ленинграде они не могли и мечтать. Когда мы оттуда вернулись, опять стали жить в 16-метровой комнате в коммуналке, а к тому времени ведь уже родился мой брат… Вовка моложе меня на пять лет. Он тоже работал врачом и всю жизнь был для меня больше чем брат. В детстве, в отсутствие родителей, а они, как я уже говорил, отсутствовали постоянно, я сидел с ним, практически грудью вскармливал. Володя был мой любимый человек, единственный в мире, с кем я мог разговаривать на любые темы, от которого у меня не было секретов… Он ушел из жизни четыре года назад — из-за тяжелой болезни печени. Два месяца я боролся за его жизнь: показывал лучшим врачам, договаривался об операции в суперклинике, но все усилия оказались безрезультатными — не успели ему сделать пересадку печени...

«Когда болеет Аня, мне гораздо тяжелее, чем когда хворают внуки. Кажется, что сдирают кожу с меня...» «Когда болеет Аня, мне гораздо тяжелее, чем когда хворают внуки. Кажется, что сдирают кожу с меня...» Фото: Елена Сухова

В последние дни я просто молил Володю: «Не уходи!» И все-таки он ушел. Для меня эта потеря — самая страшная в жизни…

— В детстве к вам применялись какие-то меры воспитания или вы совсем были предоставлены сами себе?

— Бывало, отец мог и выпороть. Ну не так, как на конюшне бичами пороли, а просто для лучшего усвоения вытягивал пару-тройку раз ремнем офицерским, который у него с войны остался. Я снимал штаны, он зажимал меня между колен, а мама отбивала любимого сына, закрывала грудью. Причем все поводы для этих воспитательных мер я помню очень хорошо. Первый раз взгрет был после того, как в момент, когда в комнате никого не было, стал зажигать свечи, в результате чего сжег елку, да еще и пол подпалил.

Хорошо, нянька моя сумела потушить огонь. В другой раз, никого не предупредив, пришел домой из школы в девять вечера — играл с товарищем в Чапаева, с шашками мы с ним носились по дворам. А родители чуть с ума не сошли от ужаса, не зная, где меня искать. В третий раз одолжил у соседа рубль — а это были большие деньги — и поехал с другом в парк развлечений. Шикарно провели день — на всех аттракционах перекатались, мороженого наелись, воды газированной напились… А через пару дней сосед спросил у отца: «Когда же вы отдадите мне рубль, дядя Яша?» — «Какой рубль?» — «Ну как же, Саша одалживал…» Понятно, дело было не в том, что папа пожалел бы мне рубля, а в том, что я все сделал втихаря, да еще и не отдал долг… Короче, получал всегда по заслугам.

Мама у меня по характеру — спокойная, а папа — очень вспыльчивый. Я весь в отца — тоже дико взрывной, но также быстро отходчивый. Отец никогда не держал на меня зла, и хотя мог вызвериться по-черному, но через минуту мы с ним уже целовались. Когда я подрос, ему, разумеется, тоже приходилось меня воспитывать, только, конечно, уже не ремнем — убеждением. Нет, я не был ни оторвой, ни бандюганом, не грабил ларьки и не воровал в магазинах конфеты, просто понемножку хулиганил. Ну а как в дворовой драке не поучаствовать? Или, играя в футбол, не разбить мячом оконное стекло? Или девчонку не прижать где-нибудь в темной подворотне? Это же положенные вещи для нормальных пацанов, обычные подростковые шалости — куда от них деться? Некоторым девочкам, кстати, это нравилось.

— А почему вы по примеру родителей решили получить профессию врача — сами же говорите: и не денежная она, и много сил, нервов отнимает?

— Я не хотел быть врачом. Меня тянуло к природе, к путешествиям, к миру животных. Мечтал стать геологом, зоологом, географом и планировал поступать в горный институт, но… Поскольку вырос среди медиков, ноги сами понесли меня в медицинский. Пришел туда и сдал экзамены на все пятерки. В общем-то учился я неплохо и, если б не валял дурака, сразу мог бы стать отличником. Но первые два года, как и все студенты, вырвавшиеся после школы на свободу, начал по полной вкушать ее вкус. Ничего особенного не вытворял, просто лоботрясничал, загуливал, любови-моркови крутил. Воля, одним словом, — компании, пивбары, девчонки, песни под гитару и, соответственно, проматывание лекций.

Нашли опечатку? Сообщите нам: выделите ошибку и нажмите CTRL + Enter

Новости партнеров
Написать комментарий





Новости партнеров


Мы в соцсетях
Одноклассники
Facebook
Вконтакте


Алла Пугачева Алла Пугачева певица, актриса, телеведущая, музыкальный продюсер, педагог
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.

Хотите узнаватьо звездах первыми?
Читай бесплатно
Журнал Караван историй
Журнал Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
+