Новости Звезды Красота Здоровье Мода Развлечения Стиль жизни Видео Скидки

Александр Грибоедов: заложник тайны рождения

Грибоедов всегда был дерзок до отчаянности и смирять себя не желал. Его самолюбие было ранено с детства…
А.А.Бахрушин «Портрет Екатерины Телешовой». С этой женщиной Грибоедова связывала странная любовь А.А.Бахрушин «Портрет Екатерины Телешовой». С этой женщиной Грибоедова связывала странная любовь Фото: РИА-Новости

Каверин отсидел на гауптвахте. Якубовича перевели в армейский полк, на Кавказ, где его вскоре ранили в голову, и он всю жизнь потом носил черную повязку. Грибоедова целый год не трогали — маменька выхлопотала для него полное прощение. Но Якубович успел рассказать о его роли в дуэли, изрядно сгустив краски, и в светских гостиных стали оскорбительно перешептываться при его появлении…

Хуже всего были муки совести. Гри­боедов решил наказать себя сам... отказавшись от всякой лжи. С этих-то пор он и стал указывать 1790 год рождения. Фактически признав себя бастардом. Поступок, требовавший в те времена большого мужества. В конце концов мать поняла, что в таком состоянии Александру в Петербурге оставаться незачем, да и пересудам надо было положить конец.

Анастасия Федоровна стала хлопотать о назначении сына куда-нибудь за границу, в дипломатическую миссию. Переговоры с сильными мира сего велись за спиной у Александра. Рассматривалось два варианта: заокеанская Филадельфия или Тегеран. Второй вариант показался выгоднее, и судьба Грибоедова была решена.

Он довольно холодно относился к матери, но понимал, что она и так достаточно настрадалась из-за его появления на свет, и не считал себя вправе перечить... Хотя и очень не хотел ехать. Писал другу: «Я принужден на долгое время отлучиться от всякого общения с просвещенными людьми, с приятными женщинами, которым я сам могу быть приятен. (Не смейся: я молод, музыкант, влюбчив и охотно говорю вздор, чего же им еще надобно?)»

КАВКАЗСКИЙ ПЛЕННИК

Он уезжал не просто от приятных, свет­ских женщин.

Он уезжал от большой любви, которую тщательно скрывал от чужих глаз. Его биографы до сих пор не докопались до истины: кто же была эта женщина? Видимо, светская красавица, видимо, замужем. Александр Сергеевич говорил только, что из-за нее «в грешной своей жизни чернее угля выгорел». Сохранилось еще неотправленное письмо ей, написанное с Востока: «Вы увлекли меня далеко от посторонних в уединенную, боковую комнату, к широкому окошку, головой приклонились к моей щеке, щека у меня разгорелась, и подивитесь! Вам труда стоило, нагибались, чтобы коснуться моего лица, а я, кажется, всегда был выше вас гораздо. Но во сне величины искажаются, а это сон, не забудьте. Тут вы долго приставали ко мне с вопросами: написал ли я что-

нибудь для вас? — вынудили у меня признание, что я давно отшатнулся, отложился от всякого письма, охоты нет, ума нет — вы досадовали. — Дайте мне обещание, что напишете. — Что же вам угодно? — Сами знаете. — Когда же должно быть готово? — Через год непременно. — Обязуюсь. — Через год, клятву дайте…

И я дал ее с трепетом. Во сне дано, наяву исполнится». И через год он действительно написал — пьесу «Горе от ума». Это было удивительно: оказавшись среди восточной экзотики, писать о Москве…

По дороге в Персию, на Кавказе, ему встретился сосланный Якубович, и отложенная дуэль состоялась. На этот раз обошлось без жертв, правда, у Грибоедова на всю жизнь осталась искалеченной кисть левой руки. Зато теперь он был свободен от прошлого… И вот наконец после многомесячного путешествия он прибыл в Тегеран.

Русская миссия в Персии (в стране, с которой то затухала, то вновь разгоралась война за Кавказ) существовала в зачаточном состоянии. Возглавлял ее совершенно случайный человек — лекарь, итальянский подданный. При таком начальнике Грибоедов быстро выдвинулся и сумел обратить на себя внимание всесильного проконсула Иберии генерала Ермолова, под присмотром которого была русская миссия в Персии. И Ермолов перевел Грибоедова в свой штаб. Это было уже перспективно… Прославленный генерал полюбил Грибоедова всем сердцем, да и Александр был чрезвычайно увлечен Ермоловым, судя по письмам домой. Ермолов продвигал его в чинах, легко отпустил в двухгодичный отпуск в Россию, чтобы Грибоедов показал там «Горе от ума» (цензура, впрочем, пьесу не пропустила, и ни на сцене, ни в печати при жизни Грибоедова она не появилась, за исключением отрывка в альманахе Булгарина).

Александр Сергеевич был одним из немногих, для кого обвинение по делу декабристов кончилось оправданием. Все, кто был вместе с ним под следствием, отправились на каторгу Александр Сергеевич был одним из немногих, для кого обвинение по делу декабристов кончилось оправданием. Все, кто был вместе с ним под следствием, отправились на каторгу Фото: РИА - Новости

Наконец, Ермолов спас его от верной гибели в 1826 году, когда после восстания декабристов на Грибоедова пало подозрение в соучастии. За ним в штаб Ермолова явился фельдъегерь с предписанием «арестовать коллежского асессора Грибоедова со всеми принадлежащими ему бумагами, употребив осторожность, чтобы он не имел времени к истреблению их, и прислать как оные, так и его самого в Петербург к его императорскому величеству». Ермолов, рискуя собственной головой, предупредил Александра и дал ему время уничтожить бумаги, среди которых многое могло показаться суду доказательством вины.

Строго говоря, ни в каком тайном обществе Грибоедов не состоял. Хотя и весьма близко дружил в Петербурге с зачинщиками бунта, а с Одоевским даже делил долгое время квартиру.

Нашли опечатку? Сообщите нам: выделите ошибку и нажмите CTRL + Enter

Новости партнеров
Написать комментарий





Новости партнеров


Мы в соцсетях
Одноклассники
Facebook
Вконтакте


Виктория Макарская Виктория Макарская певица, продюсер
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.

Хотите узнаватьо звездах первыми?
Читай бесплатно
Журнал Караван историй
Журнал Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
+