Новости Звезды Красота Здоровье Мода Развлечения Стиль жизни Видео Скидки

Александр Галибин: «И тогда я начал жизнь с нуля»

Актер и режиссер видел свет в конце туннеля и ездил в Сибирь, чтобы проверить себя.

Трудное было время, ведь разрушение семьи — это все-таки серьезная трагедия, и прежде всего для ребенка. Конечно, всем было тяжело. У меня осталось ощущение, что я многое недодал дочке. Так и есть, бесспорно. Но все-таки со временем, когда Маша выросла, она все поняла. Слава Богу, мы сумели найти с ней общий язык. И я очень благодарен ей за ее мудрость. Дочь тоже окончила театральный институт, но потом профессию оставила и сейчас занимается только ребенком. У нее своя семья, мы все прекрасно общаемся. Моя внучка дружит с моей второй дочкой, Ксюшей, и у жены, Иры, сложились очень хорошие отношения с Машей. Ходим друг к другу в гости, в театрах вместе бываем, на одной даче живем сообща.

— С вашей женой, актрисой Ириной Савицковой, вы встретились вскоре после ухода из семьи?

— Нет, гораздо позже. Я тогда уже состоял во втором браке, правда, к тому времени совершенно формально — после пяти лет совместной жизни мы со второй женой, окончательно решив расстаться, вместе уже не жили, хотя официально еще не развелись. Ира, кстати, тоже была замужем. Но вот ведь как все получилось — опять же вмешалась Судьба. Познакомились мы в СТД. Я читал там лекцию о современной драматургии. Она пришла послушать. Опоздала. Вижу: входит необыкновенно красивая женщина и садится как раз на то место, где прежде сидел я. Закончив свое выступление, я присел рядом с ней. Разговорились, познакомились и… Вдруг меня пронзила абсолютно четкая мысль: хочу, чтобы эта женщина была рядом со мной.

Всегда. Это — мой человек. Казалось бы, странно — взрослый мужчина, за плечами два брака, что за спонтанность? Не объяснишь этого. Есть то, что не подлежит анализу. Как говорится, так совпали звезды. Бог свел… А дальше начались бесконечные сложности и испытания. И из-за наших разводов, и из-за того, что Ира младше меня на 18 лет, а стало быть, наши отношения совсем не возрадовали ее родителей, близких, — все воспротивились. Плюс ко всему нам с ней очень часто приходилось расставаться: я надолго уезжал ставить спектакли, Ира периодически — на гастроли. Наши графики не совпадали, мы жутко скучали друг по другу, постоянно созванивались... Однажды, помню, я прилетел в Финляндию, а Ира возвращалась через хельсинкский аэропорт из Америки. И мы увиделись, но пообщаться могли только с помощью мобильных телефонов и знаками через стекло, разделяющее зоны прилета и отлета.

«Очень долго я шел по черному туннелю и, наконец, в конце его увидел яркий свет. Вот-вот я должен был войти в это белое пространство, но так и не смог — оттуда словно бы был послан сигнал: «Нет, пока ты не должен входить сюда» «Очень долго я шел по черному туннелю и, наконец, в конце его увидел яркий свет. Вот-вот я должен был войти в это белое пространство, но так и не смог — оттуда словно бы был послан сигнал: «Нет, пока ты не должен входить сюда» Фото: Марк Штейнбок

В другой раз Ира приехала ко мне в Польшу буквально на несколько часов, чтобы только повидаться… В общем, не было у нас радужного, светлого пути. И начинали мы все с нуля, всего добивались сами... К счастью, Ирина — человек очень мудрый и терпеливый, умеющий создать атмосферу, которая оберегает, защищает, греет семью. Поверьте, моя жена — совершенно удивительная женщина. Не каждая поедет за сумасшедшим мужчиной, решившим отправиться в Сибирь, причем только потому, что ему захотелось проверить себя. А она сказала: «Я поеду с тобой. Где будешь ты, там буду я». При том что в тот момент мы с ней еще не были расписаны. При том что ее карьера в Театре Ленсовета шла в гору — на нее ставили спектакли. При том что ей пришлось преодолевать отговоры знакомых, сопротивление родителей, которые страшно переживали за дочь.

При том что ехали мы в неизвестность. Все называли ее декабристкой, ненормальной. Конечно, и я пытался ее отговорить. Но, знаете, есть ситуации, когда человек сам себе отвечает на какие-то вопросы и переубедить его невозможно. Женщины ведь в судьбе мужчин не случайны, они ведут их, управляют ими, совершают ради них поступки. Я имею в виду истинных женщин. Так вот Ира, как мне кажется, очень правильно понимает позицию женщины по отношению к мужчине. И выбор свой она сделала, исходя из природной мудрости и интуиции, хотя и была тогда совсем юной. Но, как показала жизнь, все она сделала правильно. Мы с ней никому ничего не доказывали. Просто проживали нашу жизнь, шли своим путем. Разумеется, перед отъездом в Новосибирск мы обвенчались — в Федоровском Государевом соборе, который находится в Царском Селе.

И конечно же штампы в паспортах поставили — иначе в качестве кого Ира поехала бы со мной: подруги жизни или просто актрисы?

— А для чего вам понадобилось ехать в Сибирь? Вы же ставили спектакли во многих российских и европейских театрах, а значит, не испытывали недостатка в режиссерской работе. Так зачем надо было взвалить на себя руководство новосибирским театром «Глобус»?

— Сначала я поехал в Новосибирск как приглашенный режиссер, ставить спектакль «Плачевная повесть о Дон-Кихоте Ламанчском». В процессе работы поступило предложение возглавить этот театр. А у меня в голове бродило много интересных идей, было огромное желание их осуществить, к тому же хотелось понять: могу ли я вообще быть руководителем театра?

Поэтому и согласился. Но, повторяю, самое главное то, что согласилась Ира. В результате мы вместе и проработали там три необыкновенно интересных года. И суть этого этапа жизни была не в денежном богатстве — ничего мы там особенно не заработали. Просто жили очень насыщенно, нас уважали, любили, мы приобрели настоящих друзей. Ира играла в театре и вела курс в театральном училище: она же окончила две аспирантуры — по актерскому мастерству и по сценической речи. А я, не прерывая работы в «Глобусе», ездил еще ставить спектакли в Петербурге, в Москве, с Валерием Гергиевым сделал очень большой проект в Нидерландах. А потом Валерий Владимирович Фокин предложил мне поработать вместе с ним в Александринском театре: он — как худрук, а я — как главный режиссер.

Конечно, я согласился, ведь Александринка — не чужая мне сцена, там уже шли пять моих спектаклей. И два года я пробовал себя в этом новом качестве. Ну а в прошлом году опять возникло потрясающее предложение — стать художественным руководителем Московского драматического театра имени Станиславского. Согласитесь, странно же было сказать: «Нет, я не хочу». Тем более что это было бы неправдой. Конечно, я понимал, что все тут будет непросто, но это как раз и привлекало. И я переехал в столицу. Причем — открою секрет — когда пришел сюда, многие мне говорили: «Ты — камикадзе». Ведь к этому замечательному театру с богатейшей историей в последнее время было очень странное отношение — писали, что он находится в плачевном состоянии, переживает смутные времена, его словно бы занесли в черный список, что, на мой взгляд, совершенно неправильно.

— Так вы надеетесь изменить театр, восстановить его репутацию?

— Изменение театра — длинный процесс, иногда на него уходит целая жизнь.

Нашли опечатку? Сообщите нам: выделите ошибку и нажмите CTRL + Enter

Новости партнеров
Написать комментарий

Читайте также





Мы в соцсетях
Facebook
Вконтакте
Одноклассники


 Татьяна Навка  Татьяна Навка фигуристка, телеведущая
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.

Хотите узнаватьо звездах первыми?
Читай бесплатно
Журнал Караван историй
Журнал Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй