Тайна Гентского алтаря

«Мы вас расстреляем, мадемуазель», — с изысканной вежливостью заявил Роз Валлан галантный подтянутый нацист.

Вот тебе и Евино яблоко! Получила, суеверная дура? Она же всегда знала, что любовь не для нее! Лучше бы думала о том, как осуществить свой давний замысел — написать статью о Гентском алтаре, его композиции, стиле, колористике, оценке замещенной панели… Но написать такую статью ей так никогда не довелось.

…Зато, как выяснилось, это сделал за нее американец Джеймс Роример, повадившийся встречать Роз возле одного и того же парижского кафе неподалеку от музея Jeu de Paume. Он угощал мадемуазель Валлан кофе, который она, как истинная француженка, обожала, и даже баловал иногда маленькими пирожными — подобных деликатесов Роз не пробовала уже давно.

Они беседовали о живописи, словно и не было никакой войны, а затянутые черной маскировочной материей окна кафе — просто часть декора. Пришлось признать, что ее заокеанский коллега в самом деле неплохо разбирается не только в ван Эйках, но и во фламандской, да и европейской живописи в целом. Впрочем, разве это основание, чтобы ему доверять? В свое время Роз Валлан поразило, что некоторые высокие нацистские чины великолепно знают искусство! Что касается этого обаятельного улыбчивого американца, еще вопрос — не работает ли он на какую-нибудь немецкую группировку, которая хочет раньше других перехватить ценные произведения искусства, чтобы выслужиться перед Гитлером? Совсем недавно на тайном собрании участников парижского Сопротивления, членом которого была Роз, как раз говорили о том что люди Геринга и люди Альфреда Розенберга, постоянно появляющиеся в музее Валлан, соперничают — кому удастся украсть больше.

Этот Роример хочет выведать у нее то, ради чего она ежечасно рискует жизнью, то, что за время оккупации стало смыслом и целью ее существования. Возможно, Роз вообще появилась на свет только ради этой заветной тетрадочки, в которую по ночам при свете едва мерцающей свечи заносила свои драгоценные сведения.

Немцы, среди которых она работала в музее, не подозревали, что эта полноватая незаметная женщина, то тут, то там появлявшаяся с неизменной тряпкой в руках, чтобы вытереть пыль или вымыть пол, держит ухо востро. В музее вечно толклось множество народа — полиция, солдаты, охранники, нередко приезжали и высшие чины; здесь бесперебойно отсматривали, регистрировали и паковали картины; Роз часто слышала, как нацисты ругаются, кому что забрать в свою частную коллекцию.

Весь второй этаж был отведен под выставочный зал для особых визитов Геринга: он нередко являлся сюда самолично. Роз то и дело выискивала повод, чтобы затесаться в самую гущу немцев, поближе к картинам; иногда ей даже удавалось на несколько секунд открыть регистрационные папки, она все запоминала и потом фиксировала места, куда нацисты свозили награбленные картины: баварский замок Нойшванштайн, Никольсбург в Моравии, замки Когль и Зайссенегг в Австрии.

Ясно, что Роз ежесекундно рисковала жизнью; каждое утро, показывая охраннику свой пропуск при входе, она сжималась от страха.

За военные заслуги Роз Валлан (справа) получила массу всевозможных наград. Восемь лет она провела в Германии, разбирая и восстанавливая художественные шедевры За военные заслуги Роз Валлан (справа) получила массу всевозможных наград. Восемь лет она провела в Германии, разбирая и восстанавливая художественные шедевры Фото: Distributes by the New York Times Sindicate

И тем не менее приходила в музей даже в субботу и воскресенье под предлогом проверки отопительной системы. Каким-то образом подружилась с болтливым немцем-упаковщиком Александером, обожавшим сплетни. По-французки он едва говорил, и его словесный поток в основном изливался на родном языке. Однажды, измученная после бессонной ночи, Роз потеряла над собой контроль и машинально ответила ему по-немецки. Упаковщик вдруг застыл на месте, его руки, отматывающие веревку, замерли, и он с изумлением взглянул на нее:

— Ты говоришь по-немецки!

Это конец... Сейчас он сдаст ее охранникам, которые как раз сюда направлялись, — Роз слышала в коридоре их приближающиеся шаги. Александер стоял разинув рот и глядя на нее в упор.

В принципе было уже все равно, как себя вести, она обречена. Когда упаковщик открывал дверь, Роз инстинктивно приложила палец к губам и сделала умоляющее лицо. Невероятно, но он промолчал! С тех пор, правда, Александер избегал находиться с ней в комнате, да и она боялась приблизиться к нему, но немец не выдал Роз.

Как-то она подслушала разговор нацистов о той самой створке «Праведных судей», в 1934 году украденной из собора в Генте. Неужели речь шла об оригинале, проданном Арсеном Годетьером и так никогда и не найденном? Невероятно, но похоже на правду. Прозвучало имя Германа Буньеса, якобы присвоившего створку и повесившего ее у себя в гостиной, выдав за копию. Все это потрясенная Роз тоже тщательно записала в свою тетрадочку.

Нашли опечатку? Сообщите нам: выделите ошибку и нажмите CTRL + Enter


Новости партнеров
Написать комментарий



Мы в соцсетях
Одноклассники
Facebook
Вконтакте
Дмитрий Нагиев Дмитрий Нагиев шоумен, телеведущий, актер
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.

Хотите узнаватьо звездах первыми?
Читай бесплатно
Журнал Караван историй
Журнал Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй