Новости Звезды Красота Здоровье Мода Развлечения Стиль жизни Видео Скидки

Юрий Стоянов: «Меня обменяли на ящик гвоздей»

«У меня какая-то странная история. Мне вроде бы везет в жизни, а потом — бах! — и долго-долго не везет».

Вот сколько себя помню — наверное, лет с трех-четырех знал, что стану актером. При Одесской киностудии существовала Студия киноактера для ребят 9—10-х классов. Туда отбирали детей, которые могут понадобиться для съемок. С нами занимались профессиональные режиссеры и преподаватели. До меня там учились Лариса Удовиченко, позже — Олег Школьник, смешной, толстый, стал популярным после участия в телепередаче «Джентльмен-шоу». На самом деле он серьезный драматический артист. Я сыграл в этой студии короля в постановке «Обыкновенное чудо». Значит, во мне — худеньком смазливом мальчике — разглядели задатки характерного актера. Играл очень серьезно, не хохмил, но получилось неплохо, все смеялись.

«Кем станет Юра?» — этого вопроса в принципе перед родителями не стояло. Пока учился в школе, у них еще теплились робкие надежды, что сын все же поступит в медицинский институт. Но к выпускному классу эти иллюзии окончательно развеялись. Папа мой был очень известный в городе хирург-гинеколог, доцент медицинского института. В Одессе считалось, что если оперироваться по женской части, то только у Николая Георгиевича Стоянова. И папа страшно много работал, вечно пропадал на каких-то вызовах — либо в городе и окрестностях, либо, если какой-то сложный случай, санитарная авиация его уносила. Мама — завуч школы, у нее собрания, педсоветы… Мне всегда казалось, что я жил в обеспеченной семье, с достатком. Ну а что такое достаток по тем временам? Кооперативная трехкомнатная квартира в хрущевке, то есть купленная за свои деньги, и большая библиотека.

С папой Николаем Георгиевичем и мамой Евгенией Леонидовной на отдыхе в Умани. 1967 г. С папой Николаем Георгиевичем и мамой Евгенией Леонидовной на отдыхе в Умани. 1967 г. Фото: Фото из личного архива Юрия Стоянова

Машина у моего отца появилась, когда ему было уже хорошо за сорок. За границу было ездить нельзя, мир мои родители не увидели.

На окраине Одессы находился дом, в котором жили наши болгарские родственники — родители моего папы. Ну какой дом? Маленькая хибарка, сложенная из сырого ракушечника — другого строительного материала не было. Знаете, как говорят: упал болгарин с арбуза, разбился и погиб. Эта шутка вполне характеризует отношение к земле моих предков. Они же все мичурины были. На крошечном огородике у них обязательно должно расти все: помидоры, красный перец, синенькие — баклажаны. И хотя бы три куста винограда, из которого потом делалось домашнее сухое вино. Чудовищная кислятина, которая окружала меня с детства. Одесса ведь не Франция и не Италия.

Там другое солнце. У моих было 120 кустов! Чтобы вырастить этот виноград, нужно очень постараться. Дешевле вино купить. Но нет — это ритуал, это от предков. Когда я просил попить, мне говорили: «Попей вина. Больше ничего нет». И обязательно кусок брынзы на столе. Как бы трудно семья ни жила, существовали незыблемые вещи: по воскресеньям общие застолья, и Рождество, и Пасха. Даже Новый год не так отмечали, как вот эти праздники. У папы было еще две сестры, мои тетушки, но высшее образование родители смогли дать только ему.

К сожалению, папы уже нет в живых, он умер почти 20 лет назад. А мамочка жива-здорова. С ней у меня всегда были легкие отношения. Хотя она не из тех мам, которые готовы порвать каждого ради сына. Отнюдь. В любой ситуации, в любой истории правы все, кроме меня.

Даже теперь, когда я звоню ей в Одессу и рассказываю о своей работе — о репетициях в театре или съемках, она спрашивает: «Так тобой довольны?» Родители помогали мне очень долго. Я уже работал в театре, у меня были жена и дети, потом другая жена. Порой не хватало денег, чтобы дожить до зарплаты, жрать нечего — все как у всех в то время. Но всегда существовал тыл, который назывался «родители». Я знал, что могу позвонить в Одессу и 100 рублей мне придут, причем срочным, а не обычным переводом.

Меня обменяли на ящик гвоздей

У меня какая-то странная история. Мне вроде бы везет в жизни, а потом — бах! — и долго-долго не везет. Поступил в ГИТИС. Прекрасно. У нас подобрался очень сильный курс, мы выпустили шикарный выпускной спектакль, который, не преувеличиваю, стал событием в театральной Москве: «Много шума из ничего».

Я попал в лучший театр страны, в БДТ к Товстоногову. Грандиозно! И тут — стоп, тпру… Следующие 17 лет полетели в тартарары. Через год после моего прихода в БДТ я загремел в армию. Хотя слово это — «армия» — даже не маячило на моем горизонте. Работа в таком статусном театре давала определенные гарантии. Я был очень занят в репертуаре, пусть в эпизодах, в массовке — молодые рожи ведь нужны. Знаете, в театре каждый человек на счету, даже если он с балалайкой просто выходит на две минуты постоять на сцене — заменить эту балалайку непросто. Максимум, что грозило, — служба в Ансамбле песни и пляски Ленинградского военного округа, база которого находилась в 10—15 минутах ходьбы от здания БДТ. И я твердо знал, что вечерами буду играть свои спектакли.

Фильмы со звездами:

Нашли опечатку? Сообщите нам: выделите ошибку и нажмите CTRL + Enter

Новости партнеров
Написать комментарий





Мы в соцсетях
Facebook
Вконтакте
Одноклассники


Марина Зудина Марина Зудина актриса театра и кино
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.

Хотите узнаватьо звездах первыми?
Читай бесплатно
Журнал Караван историй
Журнал Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй