.
Новости Звезды Красота Здоровье Мода Развлечения Стиль жизни Видео Скидки

Вадим Галыгин: «Хочу успеть объяснить кое-что правнукам»

В рекламе магазина электроники Вадим Галыгин — этакий экспрессивный крикун. В «Комеди Клаб» за ним закрепились прозвища Злобный Суслик, Рэмбо, и шуточки у него сердитые, на грани фола.
Вадим Галыгин с женой Дарьей «С девушками важно правильно регулировать ситуацию и выработать верную манеру поведения » Фото: Марк Штейнбок

— Воспитательная система в семье какая-то была?

— Ну а как же — ремнем! Что правильно. Я вообще считаю так: детей надо бить. Более того — уничтожать! Потому что они потом вырастают и садятся на голову. (Смеется.) Это, конечно, шутка, но если говорить серьезно, то, на мой взгляд, строгость в воспитании присутствовать должна. По крайней мере, меня воспитывали в строгости. Но я всегда очень четко понимал, за что получал. Был хулиганистым, постоянно с кем-то дрался, правда, до разбирательств с милицией дело никогда не доходило. По-моему, мальчики и должны вырастать в драках, а если это не так — плохо. Драться — нормально, это диктует природа. Мальчишкам положено быть в ссадинах, в царапинах, в синяках, они должны бороться, отстаивать свою честь, горой стоять за друзей, за девчонок, иначе из них не вырастут нормальные мужчины. А дипломатия приходит потом, с возрастом... В семье нашей по поводу этого отношение было такое: даже когда, будучи совсем маленьким, я, приходя домой, начинал ныть, рассказывая, что меня кто-то обидел, — сразу же получал по заднице. Никто не разбирался, кто меня бил, за что, где искать виноватых. Говорилось просто: «Все, виноват ты. Не умеешь играть — сиди дома!» Вот и приходилось учиться выстраивать отношения на улице так, чтобы потом не надо было ныть и жаловаться. Таким образом постепенно и привык все решать сам.

К счастью, родители знали не все, что я вытворял, иначе им, наверное, пришлось бы несколько раз меня убить и сделать нового Вадима. Такой дурак был… Вот пример. Почти пять лет мы жили в Монголии — там в степи, недалеко от Улан-Батора, стоял контингент советских войск, и папу перевели туда служить, в полк дальней авиации. И вот однажды (мне тогда было лет 9) мы с мальчишками обманным путем ушли из дома — сказали, что в клуб соседнего городка, в кино, на несколько сеансов. А на самом деле нам безумно хотелось подобраться к сломанному танку, который мы углядели в степи — в Монголии видно далеко, километров на 15, а то и больше. После фильма «Четыре танкиста и собака» это желание стало неудержимым, и мы решились. Была зима, по-монгольски сухая и холодная, градусов за 20. Подошли мы к этому танку (а он стоял довольно далеко от военного городка), поиграли, потом за ним увидели какие-то вагоны — решили ознакомиться с ними поближе. Дошли до них, а это еще километра три, затем еще куда-то двинулись... В итоге заблудились. Стали выбираться — лезли на какие-то сопки, переходили речку, намочили ноги, устали безумно. А уже начало темнеть. Мы запаниковали, у кого-то началась истерика: самый младший из нас семерых был второклассником, а самый старший учился в шестом классе. Снова полезли на сопку, на самую высокую, — долго карабкались, руки-ноги совсем замерзли, уже ледяной коркой покрылись, но наконец вдали мы увидели огни нашего городка. Из последних сил дошли до него, и оказалось, что городок этот вовсе не наш, а соседний. К счастью, между ними курсировали машины, и на последней из них, уже в полной темноте, мы приехали домой. Вваливаюсь, снимаю сапоги, а там — сплошной лед. На следующий день свалился с воспалением легких, на два месяца слег. Мама все расспрашивала меня, что произошло, я нес какую-то ахинею — в общем, правды она так и не узнала. Вот сейчас, может, узнает, если прочитает.

Вадим Галыгин с женой Дарьей «Квартиру мы пока снимаем, на дачу ездим к друзьям. Но уже начали задумываться о приобретении собственного жилья. Вот только где оно будет, пока не знаем. Москва — очень крутой город, здесь все возможно. Однако, честно скажу, я очень скучаю по всему тому, к чему привык у себя дома» Фото: Марк Штейнбок

— А с учебой как у вас обстояли дела?

— Учиться мне нравилось. Уже в три года с небольшим умел читать. К шести годам перечитал, по-моему, всю литературу и, когда пришел в школу, ничего не понял — там какие-то «ма», «мы», «ра» проходят, палочки рисуют, кого-то чуть ли не на горшок сажают, а я-то — профессор. Стал выскочкой — все время тянул руку, тряс так, что она уже отваливалась, чтобы только ответить, и дико обижался, когда меня не спрашивали. Учился хорошо по всем предметам до тех пор, пока не понял, что есть науки, которые мне на фиг не нужны. Математика, например. Научили во втором классе делить, умножать, отнимать и складывать — и все, достаточно. Дальше она совсем не нужна, я и до сих пор так считаю. Все равно никто ничего из нее никогда не вспомнит, кроме узких специалистов. Вообще, изучать в школе прежде всего надо то, что понадобится в жизни. По-моему, очень важно знать родной язык (я, например, учил белорусский и русский) и уметь на нем изъясняться устно и письменно. Историю тоже очень полезно знать — хотя это не самая точная наука, но по крайней мере воспитывает некий патриотизм и гордость за страну…

Нашли опечатку? Сообщите нам: выделите ошибку и нажмите CTRL + Enter

Новости партнеров
Написать комментарий

Читайте также

Как откровенное видео помогло Ким Кардашьян стать суперзвездой

Как откровенное видео помогло Ким Кардашьян стать суперзвездой




Мы в соцсетях
Facebook
Вконтакте
Одноклассники

Блейк Лайвли (Blake Lively) Блейк Лайвли (Blake Lively) актриса и модель
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.

Хотите узнаватьо звездах первыми?
Читай бесплатно
Журнал Караван историй
Журнал Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй