Новости Звезды Красота Здоровье Мода Развлечения Стиль жизни Видео Скидки

Римма Маркова: «Знала: все равно начнет изменять»

Выйти замуж актрисе велели из ЦК партии. Но отношения со страстным испанцем Антонио не сложились.

Меня пришлось обрить наголо, потому что волосы клоками вылезали. Мы по-настоящему начали опухать от голода. Мама варила жмых, траву, кору с деревьев. Но однажды она раздобыла немножко костей. Суп сварить нельзя, класть-то туда нечего, но хоть бульон бы получился — некоторое время как-то продержаться. Вот только в комнатушке, где мы жили, не было ни печки, ни электричества. Папа на проволочках подвесил над столом, над керосиновой лампой, кастрюлю. Разумеется, готовилось варево на таком «очаге» еле-еле. Родители ушли на работу, строго-настрого запретив нам с Леней подходить к столу. Но как устоять перед таким искушением? Вот Леня и не выдержал, забрался на стол, залез в кастрюлю ложечкой, чтобы хоть чуть-чуть полакомиться... И тут с ложечки жидкость на лампу — кап! И стекло лопнуло! Всю комнату застлало черным дымом. Как мы не угорели, до сих пор не понимаю, наверное, Господь спас.

Забившись в угол, мы с ужасом ждали возвращения родителей. Едва переступив порог, отец грозно спросил: «Кто это натворил?!» Я взглянула на брата, вижу, такой он слабенький, жалкий и так трясется от страха, что тут же решила взять вину на себя. Ремня получила, конечно, хорошего. Но особенно не переживала, с меня все как с гуся вода. Я вообще росла боевая, ничего не боялась. А вот Леня на всю жизнь затаил на отца обиду, так и не смог его простить... Выжили мы в тот страшный год только благодаря маминой сестре, тете Гане. Совсем отчаявшись, мама написала ей: «Помираем, дети гибнут, помоги!» Леня тогда уже совсем слег от голода, не мог вставать. А у тети Гани муж работал пекарем в санатории. И они сжалились, позвали нас к себе, хотя у самих четверо малышей было. Не могу забыть, как мы впервые увидели белый хлеб...

«Я тогда влюбилась просто до ужаса. Брат мне говорил: «У тебя все до крайности доходит, нельзя же так». Ну чья бы корова мычала...» 1948 г. «Я тогда влюбилась просто до ужаса. Брат мне говорил: «У тебя все до крайности доходит, нельзя же так». Ну чья бы корова мычала...» 1948 г. Фото: Фото из семейного альбома

Чего уж теперь скрывать, хлеб этот, благодаря которому мы выжили, дядя Даня воровал на работе. А ведь тогда за такие дела расстреливали...

— Когда слышишь подобные истории, поневоле начинаешь верить в Судьбу.

— И правильно. Иногда Судьба даже подает нам знаки. Родители наши служили в театре: мама — гримером-парикмахером, папа — актером. Я с шести лет участвовала в спектаклях, если по пьесе нужен был на сцене ребенок… В то время провинциальные актеры больше трех лет на одном месте не задерживались, после саратовского театра родители работали в Иванове, Кинишме, Ашхабаде. Потом переехали в Якутск. Художественный руководитель и режиссер театра поставил пьесу «Дети улицы», о беспризорниках. И так верил в наши с братом способности, что поручил нам главные роли.

Но что интересно: я — рыжая, конопатая и рослая — играла мальчика, а Леня — маленький, светловолосый и голубоглазый — девочку. Это был наш с ним первый триумф. Когда на сцене Леня умирал, я так отчаянно кричала: «Валька, только не умирай!» — что люди в зале рыдали и падали в обморок. На одном из премьерных спектаклей режиссер подхватил нас на руки и срывающимся от волнения голосом сказал зрителям: «Запомните их! Перед вами будущие народные артисты Советского Союза!» Этот момент врезался в память на всю жизнь. Сейчас понятно — то был знак Судьбы. Полвека спустя брат действительно стал народным артистом Советского Союза. А позже и мне присвоили звание. Только к тому времени Советский Союз уже распался, так что я стала народной артисткой России… Но кто из нас мог предположить такое в далеком 34-м году?

«Сшила платье из какой-то тряпочки, сумку и туфли мне одолжили. Так и вышла на сцену — в чужой тесной обуви, с кое-как взбитыми волосами. Стыдоба невероятная» «Сшила платье из какой-то тряпочки, сумку и туфли мне одолжили. Так и вышла на сцену — в чужой тесной обуви, с кое-как взбитыми волосами. Стыдоба невероятная» Фото: Фото из семейного альбома

Леня тогда, поскольку прекрасно рисовал, хотел учиться на художника. Я собиралась, окончив школу, поступить в театральную студию. Но началась Великая Отечественная война. В тот период мы жили уже в Вологде. И опять голодали. Помню, как папа старался растянуть скудный рацион, чтобы всем нам хватило. Делил кусочек хлеба, который полагался по продуктовым карточкам, на три части — завтрак, обед, ужин и следил, чтобы сразу все не съедали. Летом мы с Леней работали в колхозе. Тогда вся страна трудилась для фронта. Мужчины воевали, а женщины, старики, дети — все работали для нашей победы. Я вместе с мамой таскала из реки Вологды крюками затонувший при сплаве лес. Часами стоя в холодной воде, изо всех сил тянули огромные, неподъемные бревна. Надрывались так, что кишки вылезали. Потом еще долго меня мучили жуткие боли…

Фильмы со звездами:

Нашли опечатку? Сообщите нам: выделите ошибку и нажмите CTRL + Enter

Новости партнеров
Написать комментарий





Мы в соцсетях
Одноклассники
Facebook
Вконтакте


Марина Зудина Марина Зудина актриса театра и кино
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.

Хотите узнаватьо звездах первыми?
Читай бесплатно
Журнал Караван историй
Журнал Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй