.
Новости Звезды Красота Здоровье Мода Развлечения Стиль жизни Видео Скидки

Олег Басилашвили: «В свое время меня считали заправским плейбоем»

Когда отец Олега Басилашвили узнал, что его сын собирается стать артистом, он пришел в ярость: «Ну что ж, хочешь быть артистом — будь. Но учти: я тебе помогать не буду ни в чем и никогда!»
Олег Басилашвили Олег Басилашвили Фото: Марк Штейнбок

Когда отец Олега Басилашвили узнал, что его сын собирается стать артистом, он пришел в ярость: «Ну что ж, хочешь быть артистом — будь. Но учти: я тебе помогать не буду ни в чем и никогда!»

— Олег Валерианович, почему ваш отец был против того, чтобы вы стали актером?

— Потому что у него, как, впрочем, и у моей мамы, было свое мнение на сей счет. «Что это за профессия? Это проституция... — говорил он. — Мужчина подкрашивает губки, глазки и выходит на сцену. Омерзительно! Ему уже за 40, а он все мальчиков играет. Что это такое? Ты таким же хочешь быть?!» Как фронтовик, прошедший через ад войны, он не мог понять всего этого. Даже когда по радио кто-то из известных артистов читал какую-нибудь прозу, папа возмущался: «Выключи немедленно! Ненавижу! Народ голодает, а у него глотка жиром смазана...» Правда, когда спустя много лет мы приехали с гастролями Большого драматического театра в Москву, отец, посмотрев спектакль, пришел ко мне и сказал: «Беру свои слова обратно — ты занят действительно серьезным делом». Это была самая высокая похвала в моей жизни.

Со стороны отца мои предки — из грузинской крестьянской семьи. Несколько лет назад мы с двоюродной сестрой и ее мужем поехали на его родину — в село Карби Цхинвальского района. Там вся деревня с фамилией Басилашвили, и все они приветствовали нас. При этом меня как артиста люди совсем не знали. Но, узнав, что приехали внук и внучка Ношревана Кайсосровича (это мой дед), собрались и устроили пир горой — такой, какой могут делать только грузины. Я спросил, где жил Ношреван, они сказали: «Вот его земля». У него, оказывается, ее много было, но она всегда пустовала, поскольку дед был человеком ленивым и ничего на ней не делал. Тем не менее участок этот, где дом его стоял, жители сохранили, ничем не застроили. И они говорили нам: «Это ваша земля, мы туда никого не пускаем. Приезжайте и стройте — поможем…» Так вот, дед мой хотя родом и из крестьян, но получил образование в Тбилиси, служил в армии, дослужился до полковника. Когда их полк стоял в Польше, он влюбился в польку и женился на ней, что было запрещено. Деда разжаловали, и он с женой вернулся в свою деревню. Так что во мне есть частичка и польской крови.

Мать — Ирина Сергеевна Ильинская. 1953 г. Мать — Ирина Сергеевна Ильинская. 1953 г. Фото: из личного архива О. Басилашвили

А с материнской стороны у меня все попы. Прадед был священником, бабушка, Ольга Николаевна, воспитывалась в Московском епархиальном училище, дядья мои тоже были в сане. А дед, Сергей Михайлович, хоть и окончил Московскую духовную семинарию, но в священники не пошел — второе образование получил в Училище живописи, ваяния и зодчества и стал архитектором. Строил и обычные дома, но в основном занимался реставрацией и строительством церквей. До революции он получил звание почетного гражданина Москвы. Когда моя мама захотела поступить на филологический факультет МГУ, ее как раз по этой причине не приняли. Она в слезах пришла жаловаться деду, а тот сказал: «Ты хочешь наукой заниматься или тебе важен только диплом?» — «Хочу быть ученым». — «Вот и учись, кто тебе мешает. Ходи, слушай лекции, и все получится». Два года мама посещала университет, и никто не знал, что она не студентка. Когда, наконец, все открылось, профессор добился того, чтобы ее официально зачислили. В результате мама, Ильинская Ирина Сергеевна, стала доктором филологических наук, автором многих научных работ, книг о Пушкине, редактором первого тома Словаря языка Пушкина... У нас в доме часто бывали светила филологической науки, я слушал их умные разговоры и узнавал массу интересного.

С отцом мама познакомилась в университете — он учился на этнографическом отделении. Сначала и был этнографом, ездил с экспедициями в Хевсуретию, исследовал жизнь и быт древних хевсуров. А потом вдруг неожиданно стал связистом, работал на почтамте на Мясницкой улице. Оттуда его направили преподавать в политехникум связи, со временем он стал директором этого учебного заведения. И отдал ему буквально всю свою жизнь. Отец был прекрасным педагогом — хотя и жестким, но всегда справедливым. Студенты его очень любили.

— Ваша семья жила в Москве?

— Да, у деда. Он имел отдельную пятикомнатную квартиру на Покровке, но, когда после революции всех уплотняли, две его комнаты экспроприировали. Повезло — к нам подселили очень хороших людей. В одну комнату — простую, необразованную работницу в красной косынке Настасью Васильевну Маркову, ее мужа Костю, маму Агашу и кота Барса. А в другую — акушерку Марью Исааковну Хургес, которая впоследствии принимала у моей мамы роды. Все мы были как родные люди. Скандалы, разумеется, случались, но это были не склоки врагов в коммуналке, а просто семейные ссоры. Хорошо помню, как в войну все друг другу помогали, делились последним.

Наша семья насчитывала 6 человек: дедушка, бабушка, мама, папа, его сын от первого брака Жора, которого отец забрал с собой из Грузии, и я. Центром семьи была бабушка. Настоящая домашняя хозяйка — властная, бескомпромиссная. Я очень любил ее. Она нигде не работала, зато была замечательной хозяйкой дома. Почему-то в нашей стране считается, что домашняя работа — это так, между делом, ерунда какая-то. А в Швеции, например, государство за свой счет предоставляет неработающим женщинам двухмесячный отпуск. Понимают там, что ведение дома — тяжелейший труд. Бабушке моей, разумеется, никто ничего не платил, тем не менее благодаря ей квартира наша содержалась в идеальном порядке. Полы мылись ежедневно, натирались воском до зеркальности, занавески на дверях и окнах, кружевные салфеточки — которые, кстати, она вязала сама — сверкали белизной. Все вокруг блестело, сияло, дышало... Воспитывала бабушка меня своеобразно. Например, однажды я за что-то обиделся на Настю, пошел к ней в комнату, взял ее ключи и спрятал в вазу. Отомстил, значит. Когда кинулись искать пропажу, спрашивали и меня, но я, разумеется, говорил, что ничего не знаю. Наконец все выяснилось, меня вывели на чистую воду. И что сделала бабушка? Молча взяла полотенце, намочила его под краном и выдрала внука как сидорову козу. А попутно объяснила, что воровство — грех. На всю жизнь запомнил.

Нашли опечатку? Сообщите нам: выделите ошибку и нажмите CTRL + Enter

Новости партнеров
Написать комментарий

Читайте также

Как откровенное видео помогло Ким Кардашьян стать суперзвездой

Как откровенное видео помогло Ким Кардашьян стать суперзвездой




Мы в соцсетях
Facebook
Вконтакте
Одноклассники

Анна Семенович Анна Семенович актриса, фигуристка, певица, бывшая солистка группы «Блестящие»
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.

Хотите узнаватьо звездах первыми?
Читай бесплатно
Журнал Караван историй
Журнал Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй