Новости Звезды Красота Здоровье Мода Развлечения Стиль жизни Видео Скидки

Людмила Максакова: «К моему замужеству относились по-разному»

«Ули просто взял меня измором. Я до сих пор его называю Тупой Пилой».

Маму, как жену врага народа, должны были выслать из Москвы. Но на одном из приемов в Кремле Сталин спросил у кого-то из своего окружения: «А где моя Кармен?» (Он часто приходил на эту оперу, когда в ней пела Максакова.) И это решило судьбу мамы… Думаю, именно из-за многолетнего всепоглощающего страха мама так старательно скрывала от всех имя моего отца. Я узнала его случайно — от артиста МХАТа, когда летела на кинофестиваль в Марокко. По его словам, моим отцом был певец Большого театра Александр Волков. Для мамы рожденная в 38 лет дочь стала величайшим событием. А Волков ребенка не признал. Потом, в 1941 году, оказался в оккупации: давал концерт в подмосковной деревне, остался там заночевать, утром проснулся, а вокруг немцы, «гутен таг…» Каким-то образом потом он смог перебраться в США, открыл там театральную школу.

Ну как мама могла об этом кому-либо рассказать? Она не хотела мне судьбы «дочери предателя Родины», поэтому вычеркнула Волкова из нашей жизни навсегда… Растила меня мама нелегко. Долгие годы она была единственной кормилицей большой семьи — у нас в квартире всегда жили родственники из разных городов, которые спасались в Москве от голода и нищеты. А во время войны маму эвакуировали в Астрахань. У нее на руках была маленькая дочь, а сама она организовывала на новом месте филиал Большого театра…

Когда мы вернулись в Москву, оказалось, что дачу нашу сожгли, чтобы она не досталась немцам, машину забрали на нужды фронта. Но самый страшный удар ждал маму впереди — в 51 год ее уволили из Большого театра. На выступления Максаковой невозможно было купить билеты, а дирекция прислала ей уведомление об увольнении — маленький листок папиросной бумаги — по почте!

Чтобы прокормить семью, мама начала ездить с концертными программами по стране, она постоянно была на гастролях. Когда возвращалась, готовилась к концертам или занималась со студентками — среди ее воспитанниц была Лариса Голубкина. Поэтому в детстве я с мамой общалась мало. Все в жизни нашей семьи было подчинено искусству, а мною занималась бабушка. Долгие годы мама была для меня загадочным, высшим существом. Она ни разу не побывала в моей школе, никогда не разговаривала со мной по душам и не баловала, держала в ежовых рукавицах. Мне запрещали гулять, ходить в кино, в гости. Очень странно одевали, шили допотопные платья с оборками и пелеринами, старомодные капоры. Все это выглядело нелепо, а мне хотелось обычной одежды, как у остальных девочек.

Добавьте к моему образу виолончель в тряпичном чехле, которую приходилось таскать на занятия музыкой. Я чувствовала себя одиноким, несчастным пугалом, иногда даже специально прихрамывала, чтобы вызвать у прохожих жалость. Сверстники воспринимали меня белой вороной — мальчишки обзывали макакой и частенько били… Но все-таки в мамином жестком воспитании был один громадный плюс. Мама сама пахала всю жизнь и мне твердила: «Надо трудиться». Вот я и была все время чем-то занята: училась музыке, языкам, а еще вязала, вышивала, готовила. В 17 лет я запротестовала: оторвалась по полной, во всем шла маме поперек. Мама по-настоящему уважала только Художественный театр, а я «из принципа» поступила в Щукинское училище при Театре Вахтангова. Перекрасилась в платиновую блондинку, рисовала на глазах модные толстые стрелки, начала курить, приглашать домой веселые компании, хотя до этого никто из подруг дома у меня не бывал, стала ходить в ресторан Дома актера.

Мама с горечью наблюдала за тем, что происходит с ее чадом…

Хорошо помня, как страдала в детстве, на своих детей я старалась не давить. Особенно после одного случая с Машей. Лет в 12 она, так же как и я когда-то, стала безумно краситься: красная помада, черная подводка глаз, яркие румяна. Макияж наносился тайком от меня, в ванной комнате и в темноте, поэтому вид у дочери был чудовищный. Когда Маша утром выходила в полной боевой раскраске, я в ужасе ей выговаривала: «Машенька, ты выглядишь как цирковая лошадь!» Однажды не выдержала, затащила ее в ванную, открыла воду и всю эту «красоту» смыла губкой. Дочь вопила как сумасшедшая, потом в слезах убежала в школу, хлопнув дверью.

«К потерянному имуществу отношусь философски, хотя в том пожаре погибли работы великих русских художников. Я знаю точно, что есть вещи и поважнее антиквариата!» «К потерянному имуществу отношусь философски, хотя в том пожаре погибли работы великих русских художников. Я знаю точно, что есть вещи и поважнее антиквариата!» Фото: Елена Сухова

А вечером… попыталась взрезать себе вены. К счастью, раны были совсем не глубокие — Маша просто царапнула лезвием по коже. Уверена, она не думала всерьез покончить с собой, скорее это было юношеское желание доказать мне свою правоту, испугать, наконец. Вот тогда я и решила, что буду с детьми помягче. Максим, например, категорически отказался заниматься музыкой. Я мечтала, что он выучится играть на скрипке, но, когда нужно было заниматься, сын неизменно просился в туалет. Запирался и зависал там часа на два. И вытащить его оттуда не удавалось. Я помучилась так пару месяцев и поняла: музыка не его удел. Зато языки у Максима прекрасно пошли (а сейчас он занимается бизнесом, у него свое пиар-агентство по спорту). В 20 лет сын «обрадовал» меня известием о своей женитьбе. Его женой стала Катя Добрынина, внучка легендарного посла СССР в США — на днях Анатолию Федоровичу исполняется 90 лет, и у нас с ним до сих пор самые добрые отношения.

Нашли опечатку? Сообщите нам: выделите ошибку и нажмите CTRL + Enter

Новости партнеров
Написать комментарий





Мы в соцсетях
Facebook
Вконтакте
Одноклассники


Алсу Алсу певица
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.

Хотите узнаватьо звездах первыми?
Читай бесплатно
Журнал Караван историй
Журнал Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй