Новости Звезды Красота Здоровье Мода Развлечения Стиль жизни Видео Скидки

Евгений Стеблов: «Я Таню не потерял, она со мной»

«Нашему сыну Сереже я сказал: «Знаешь, вряд ли женюсь снова. Но присутствия женщины в своей жизни не исключаю».
Евгений Стеблов Евгений Стеблов Фото: Марк Штейнбок

«Нашему сыну Сереже я сказал: «Знаешь, вряд ли женюсь снова. Но присутствия женщины в своей жизни не исключаю». Почему эта мысль пришла мне в голову именно тогда, в трагический момент, не понимаю…» — вспоминает актер Евгений Стеблов.

— Я не из тех, кто смотрит на сторону. Мне это в принципе не интересно. Никого не осуждаю из своих собратьев-мужчин, дай Бог всем здоровья… Но, изменяя жене, я в первую очередь изменял бы себе. Она может и не узнать об адюльтере. Но сам-то я уже другой.

В своем доме, в своей семье вместо расслабленного комфортного существования должен вести себя как разведчик в тылу врага. Что это за жизнь? Может, кому-то не хватает игровых ситуаций… Так благодаря профессии у меня их с избытком — на сцене, на экране. Нет, бывают, конечно, непреодолимые обстоятельства, люди расходятся. Но когда мужчина женился, а потом через небольшой промежуток времени начинает, что называется, ходить налево, в определенном смысле это второгодничество. Ну что он там ищет? Это значит, в любви человек недостаточно творческая натура, потому что любовь — сфера творчества. Там существуют разнообразные стадии. И подъемы, и крахи, и кризисы. А после кризисов бывают такие взлеты! За 38 лет нашего брака мы с Таней пережили множество самых разных периодов. У нас с ней все происходило бурно.

«Вместе с Таней я прошел сложный путь. Сдал важный экзамен...» «Вместе с Таней я прошел сложный путь. Сдал важный экзамен...» Фото: Алексей Абельцев

Такие страсти-мордасти кипели: «война в Крыму — все в дыму». Сережа, наш сын, говорил, что мы — итальянская семья. Характеры сильные. Но нас всегда связывала большая любовь. Таня — эмоциональная, артистичная, темпераментная. Я Танюшу очень любил. Будучи на протяжении многих лет тяжелобольным человеком, она вела себя как абсолютно здоровая женщина.

ТАНЯ

По медицинским показателям ей нельзя было рожать. Нежелательно, скажем так. А нам с ней, конечно, хотелось ребенка. И то, что она решилась родить Сережу, — это просто героический поступок. Что мы пережили — не описать словами, настоящий кошмар. Врачи, со свойственным этой профессии здоровым цинизмом, спрашивали меня впрямую: «Если что- то пойдет не так, кого оставляем: мать или ребенка?»

Я не мог ответить на этот вопрос. Сын родился на удивление легко — нормальный здоровый мальчик… Тане всю жизнь ставили неправильные диагнозы и, соответственно, неверно лечили. Она сердечница была, страдалица, с врожденным пороком сердца. Если бы в детстве сделали операцию, возможно, Таня до сих пор была бы жива и здорова. Хотя кто что знает? Кардиохирургия тогда находилась на другом уровне…

Моя жена была необыкновенно мужественным человеком. Я не однажды в этом убеждался. В последние годы ее жизни врачи говорили, что нам остается надеяться только на Бога. Мы оба понимали, что век ее измерен, что смерть может наступить в любую минуту. Мы с Таней разговаривали об этом, обсуждали, как мне жить дальше, после ее ухода.

Таня имела мужество говорить об этом без драматизма. Я понимал, что от этих разговоров у нее самой на душе становилось спокойнее. Волновалась она не за себя, а за нас с Сережей. На протяжении нескольких лет к нам в дом приходила женщина, помогала по хозяйству. Как-то Таня подошла к ней и сказала: «Ты моих ребят-то не бросай». Та на нее руками замахала: «Да что вы такое говорите, Татьяна Ивановна?!» — «Не бросай», — повторила Таня. Многие вещи я не знал. Мне ее подруги потом рассказали. Таня очень торопилась закончить ремонт в нашей загородной квартире. Мы ее довольно давно приобрели. Как водится, купили голые стены. Надо было заниматься отделкой. Ремонт шел медленно. И все это было на Тане. Она, конечно, со мной советовалась — что делать, как. Но сама ездила по рынкам, сама общалась с рабочими. А подругам говорила: «Я должна успеть.

Чтобы у Жени, у Сережи все было».

Для меня уход Тани из этого физического мира — огромная духовная школа. Меня не оставляет чувство, что вместе с Таней я прошел сложный путь. Сдал важный экзамен…

1992 год. Тане предстоит серьезная операция на открытом сердце. Если, конечно, мы согласимся на нее, примем такое решение. А это, знаете ли, очень непросто. Мы были в ужасе. И я рыдал, и Таня рыдала. Только она — по-другому поводу: по-женски переживала, что шов останется... (Улыбается.) А ведь тогда счет шел даже не на дни. Таня каждую секунду могла уйти из жизни. Долгое время мы даже не догадывались, насколько опасно она больна. А летом 92-го у нее случился первый серьезный приступ. Машины у нас тогда еще не было. Жена ехала с дачи на электричке, потом на метро.

Нашли опечатку? Сообщите нам: выделите ошибку и нажмите CTRL + Enter

Новости партнеров
Написать комментарий





Мы в соцсетях
Facebook
Вконтакте
Одноклассники


Ирина Шейк (Irina Shayk) Ирина Шейк (Irina Shayk) модель, актриса
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.

Хотите узнаватьо звездах первыми?
Читай бесплатно
Журнал Караван историй
Журнал Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй