Новости Звезды Красота Здоровье Мода Развлечения Стиль жизни Видео Скидки

Эмма Уотсон: «Мне стало по-настоящему страшно»

Съемки, продолжавшиеся почти 11 лет, закончились. Ей надо начинать новую жизнь. Но она не знает — как.
В рассказы Уотсон о том, что сегодня у нее никого нет, трудно поверить, глядя на это фото, сделанное на днях, 7 августа, в Санта-Монике. С актером Джонни Симмонсом, с которым Эмма познакомилась нынешним летом на съемках фильма «Трудности жизни изгоя» В рассказы Уотсон о том, что сегодня у нее никого нет, трудно поверить, глядя на это фото, сделанное на днях, 7 августа, в Санта-Монике. С актером Джонни Симмонсом, с которым Эмма познакомилась нынешним летом на съемках фильма «Трудности жизни изгоя» Фото: SPLASH NEWS/ALL OVER PRESS

Я ужасно всегда боюсь попасть в какую-нибудь переделку, навлечь на свою голову неприятности, поэтому веду себя очень осторожно, продумываю каждый свой шаг. А то и несколько шагов вперед. Я так же, как и она, привыкла много размышлять, подвергать все анализу, рефлексировать. Что еще нас роднит? Лояльность, мы обе очень стараемся быть терпимыми в отношении окружающих. Но в то же время мы обе страшно упрямые, очень уперные и привыкли открыто выражать свое мнение. И немного, знаете, феминистки. (Улыбается.)

— Интересно, а вы помните самую последнюю сцену, которую снимали с вашим участием, когда вы уже знали, что это ваш последний «выход» перед камерой в образе Гермионы?

— Конечно, помню. Очень странная это была сцена.

Символичная. Мы втроем — я, Дэн и Руперт — должны были прыгнуть в камин в Министерстве Магии. Исчезнуть там, не зная, что нас ждет впереди. Именно так режиссер Дэвид Йейтс перед началом съемки и сказал: «Вы не знаете своего будущего». По-моему, это была отличная метафора к нашей жизни. Никто из нас после одиннадцати лет в «поттер-мире» не знал толком своего будущего. Но забавно, что эта сцена была не из последней части фильма, а из первой — мы же снимали все вперемежку. А вот последняя сцена, когда мы покидаем Хогвартс окончательно, уже ближе к финалу, была гораздо более эмоциональной и именно поэтому почти не требовала никаких усилий от нас как от актеров. Мы стоим на мосту после битвы, перед тем как в мгновение ока оказаться в будущем. И мост этот построен прямо там, на студии, и с него виден наш «дом», где мы провели столько лет жизни.

И я точно знала, что чувствует Гермиона — очень печально расставаться с прошлым. Всегда, мне кажется. Даже если наверняка знаешь, что тебя ждет в будущем. Хотя разве так бывает?..

— Но вы-то свое будущее, кажется, уже определили тогда…

— Вы имеете в виду, что я всех поставила на уши, когда отказалась подписывать контракт на съемки как раз двух последних частей, если мне не разрешат параллельно учиться в университете?

— Именно. К тому же вы ведь решили учиться не в Англии, а в Америке, что, согласитесь, несколько усложняло процесс…

— Я всегда была занозой в заднице у студии.

Их головной болью. Со своей тягой к знаниям. (Смеется.) Вечно им приходилось из-за меня менять и перекраивать съемочные графики. Но раньше мне и в голову бы не пришло уехать учиться за границу. Я всегда полагала — как и мои родители, — что буду учиться в Оксфорде, который, к слову, окончили и они. Стану врачом или юристом. Но однажды летом на каникулах я пошла — вместо того чтобы развлекаться! — на курс шекспировской драмы в Королевской академии драматического искусства в Лондоне. Три четверти студентов на том курсе оказались иностранцами, в основном из Америки. Пообщавшись с ними, мне захотелось учиться именно в американской школе. Там более широкий обзор, нет той узкой специализации в первые годы, как в английских колледжах. Студентам дают шанс самим разобраться, чего они хотят, принять решение, попробовав себя в разных сферах.

Мне понравился такой подход. Особенно если учесть, сколько я всего пропустила за школьные годы, обучаясь на площадке, а не как нормальные дети. А ведь я типичный «ботаник», учиться — мое призвание. Это доставляет мне радость. Но есть и еще одна причина: я поняла, что не смогу попробовать жить «нормальной» жизнью у себя дома. В какой-то момент у меня вдруг возникло чувство страха, казалось, здесь я точно не смогу ни на чем сконцентрироваться и в покое меня не оставят. Боялась, люди думают: «Еще чего захотела — и карьеру, и нормальную жизнь ей подавай! Такие деньги получает, да еще бесплатные сумочки и платья от дизайнеров, так изволь обойтись чем-нибудь одним». Мол, знаменита — так будь добра больше ни на что уже не претендовать.

— В общем, страшно оказалось остаться без привычного мира волшебства…

— Что скрывать, да.

«Что меня роднит с Гермионой? Мы страшно упрямые и очень упертые!» «Что меня роднит с Гермионой? Мы страшно упрямые и очень упертые!» Фото: APPHOTO/FOTOLINK

Перемены ведь всегда страшат, разве не так? Обычно в это время мы — я имею в виду Дэн, я, Руперт, Том, в общем, вся команда из «Гарри Поттера» — заканчивали свои каникулы и собирались вновь в наш дом — на Leavesden Studios, в Хогвартс. И вот несколько дней назад я почувствовала своего рода зуд — вроде мне же пора снова туда, как же так? А ведь на самом-то деле все закончилось… Странно, и печально, и страшно, и волнующе. Одиннадцать лет подряд жизнь была расписана по дням, часам и минутам. От звонка до звонка, от звука «хлопушки» до следующей «хлопушки». Встаешь рано утром на рассвете, шофер — один и тот же все эти годы — ждет тебя в машине и везет на студию. И так бесконечно. У меня все эти годы была одна и та же гримерша — Аманда Найт, я часто приходила к ней еще совсем девочкой, и она позволяла мне играть с тюбиками помады, в общем, экспериментировать с косметикой.

(Смеется.) Аманда иногда даже разрешала мне самой гримировать ребят из массовки. В нашем кафетерии мне всегда готовили только то, что я люблю. Одни и те же люди там работали на протяжении всех этих лет. Они знали, какие яйца любит Дэн, какой густоты подлива должна быть у Руперта в его любимой пасте… Согласитесь, очень трудно привыкнуть, что этого больше нет…

Осенью я возвращаюсь в университет, к учебе. Недавно закончила сниматься в фильме, который ничего общего не имеет с «Гарри Поттером». Крохотный, микроскопический бюджет и ни одного спецэффекта, одни сплошные диалоги и разговоры. Он называется «Трудности жизни изгоя». Всего шесть недель съемок.

Нашли опечатку? Сообщите нам: выделите ошибку и нажмите CTRL + Enter

Новости партнеров
Написать комментарий





Мы в соцсетях
Facebook
Вконтакте
Одноклассники


Дженнифер Лоуренс (Jennifer Lawrence) Дженнифер Лоуренс (Jennifer Lawrence) актриса
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.

Хотите узнаватьо звездах первыми?
Читай бесплатно
Журнал Караван историй
Журнал Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй