Новости Звезды Красота Здоровье Мода Развлечения Стиль жизни Видео Скидки

Денис Давыдов — личный враг Наполеона

Когда русские войска входили в город, жители вываливали на улицу и спрашивали о Денисе Васильевиче.

В тот день Давыдов все вспоминал услышанную недавно историю, как этот человек восемнадцатью годами ранее, в Ливорно, будучи двадцатилетним артиллерийским поручиком без сантима в кармане, приходил наниматься на русскую службу. В тот год Екатерина II велела набирать иностранных офицеров для войны с турками. Платили им щедро, но при зачислении в русскую армию понижали на один чин. Мол эти нищие европейцы за честь должны почитать службу великой российской императрице.

Поручик Бонапарт с понижением в чине смириться не пожелал и развил самую бурную деятельность, с тем чтобы обойти этот пункт. Добился аудиенции лично с командующим иностранным корпусом Иваном Заборовским. Тот, облаченный в восточный халат, не удосужился подняться из-за стола. Он заканчивал свой плотный завтрак и на десерт ел грушу, исходившую медовым соком.

У Наполеона от голода подводило желудок, но он заставил себя отвести взгляд от этой груши. Изложил свою просьбу. А Заборовский лишь покровительственно усмехнулся: «Чином подпоручика русской армии тебе, мусью, гнушаться резону нету». «Тогда я наймусь к вашим врагам, туркам!» — вспылил Наполеон. «Ступай, — равнодушно ответил Заборовский. — Только бьем мы басурман, как бы и тебя ненароком не зашибли». Взбешенный проситель бросился прочь, а лакей, недовольно ворча, шел за ним и подтирал на лестнице следы от его грязных ботфорт. Кстати, Наполеон не забыл того унижения. И, отправляя после Тильзитского мира в Петербург свое посольство, дал им своих лучших поваров, с тем чтобы сразить русских гастрономической роскошью. Император особо подчеркнул, чтобы не жалели денег на фрукты: «Пусть о грушах на вашем столе ходят легенды».

Их доставляли к столу французского посла из Персии, чуть ли не по 100 рублей за штуку, на зависть двору Александра. Этим, впрочем, Россия не отделалась…

…В следующий раз увидеть Наполеона Давыдову довелось уже в 1812 году. Он со своими партизанами затаился в лесу у дороги, выжидая удобный момент для нападения на французов. Но враги шли не как обычно, растянувшись по большаку, а собранно, боевым порядком. И тут среди конных показался заляпанный грязью дормез, запряженный шестернею, на козлах — мамелюки в белых чалмах. В окне мелькнуло знакомое лицо под маленькой треугольной шляпой, надвинутой на лоб: мрачное, бледное, постаревшее и как будто больное. «Гвардия с Наполеоном прошла посреди толпы казаков наших, как стопушечный корабль между рыбачьими лодками», — записал в тот день Давыдов в своем походном дневнике.

Багратиона Давыдов слегка побаивался: дело в том, что и о нем Денис в свое время осмелился написать стишок, где высмеивал выдающийся нос князя (Портрет Петра Багратиона работы Джорджа Доу) Багратиона Давыдов слегка побаивался: дело в том, что и о нем Денис в свое время осмелился написать стишок, где высмеивал выдающийся нос князя (Портрет Петра Багратиона работы Джорджа Доу) Фото: Фото предоставлено Государственным Эрмитажем

У него было слишком мало людей, чтоб напасть на столь тщательно охраняемого императора…

Идею налета на неприятельский тыл, позаимствованную у гверильясов (испанских партизан, с которыми не мог справиться Наполеон, пока те не объединились в регулярную армию, — тут-то он их и разбил), Давыдов высказал Багратиону накануне Бородинского сражения, и приказ о создании летучего партизанского отряда был чуть ли не последней бумагой, подписанной князем Петром Ивановичем, которому суждено было геройски пасть при Бородине. Логика была проста: Наполеон, надеясь победить Россию одним лихим наскоком за двадцать дней, примерно на столько и взял с собой провианта.

Теперь у него ни хлеба, ни фуража. У населения забрать могут только те, кто идет впереди. А ведь мужички, даром что французы несут им освобождение от крепостного рабства, сопротивляются отчаянно, жгут амбары, сами берутся за вилы и топоры… Словом, если врага, занятого более всего поисками пропитания, ударить с тыла, отбирать обозы, нападать на фуражиров, ломать мосты в местах переправы, то есть всячески беспокоить — все это может оказаться весьма полезным…

В первую же ночь партизанский отряд Давыдова попал под ружейные выстрелы — крестьяне устроили засаду. Мимо уха Дениса Васильевича просвистел и брошенный чьей-то мощной рукой топор. «Эй, православные! Ослепли, что ли, мать вашу растак!» — успел заорать Денис.

Мужики, плохо разбирающиеся в деталях военной формы (мало различающейся у русских и французов), приняли их за врага. Гусарские мундиры, разговоры на привычном для офицеров французском — все это пришлось оставить. «Я надел мужицкий кафтан, отпустил бороду, вместо ордена Святой Анны повесил образ святого Николая и заговорил с ними языком народным», — писал Денис.

Вначале у Давыдова было 130 гусар. С ними он умудрялся сделать невозможное: как-то взял в плен 370 французов (их транспортировали на русскую территорию), отбил 200 русских пленных, фуру с патронами и десять с провиантом. Его отряд быстро разрастался: вливались крестьяне, казаки, освобожденные пленные. Давыдову присылал подкрепления Кутузов, быстро убедившийся в эффективности партизанской «малой» войны.

Нашли опечатку? Сообщите нам: выделите ошибку и нажмите CTRL + Enter

Новости партнеров
Написать комментарий





Мы в соцсетях
Facebook
Вконтакте
Одноклассники


МакSим МакSим певица, композитор
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.

Хотите узнаватьо звездах первыми?
Читай бесплатно
Журнал Караван историй
Журнал Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй