.
Новости Звезды Красота Здоровье Мода Развлечения Стиль жизни Видео Скидки

Армен Джигарханян: «Нас с Гурченко тянуло друг к другу, но мы остановились в последний момент»

Народный артист СССР рассказывает о жизни в кадре и за кадром.
Валерия Заклунная и Армен Джигарханян в фильме «Место встречи изменить нельзя». 1979 г. «Меня спрашивают иногда, зачем я сволочь такую сыграл. Но если посмотреть внимательнее крупные планы с Горбатым, там такая боль в глазах от нехватки любви... Хороший вышел фильм»

У нас с партнершами всегда рождались дети

Мне везло на партнерш, у нас с ними всегда рождались дети. Ведь хороший спектакль — это и есть ребенок, которого ты зачал, выносил и родил. Уши мои, губы мои, нос мой, джигарханяновский. Были хорошие партнерши, а были идеальные. В Театре Маяковского такой для меня была Наташа Гун­дарева. Она актриса очень высокого класса, штучная. Буду жесток, но очень уж неспокойную жизнь вела. Не подумав, совершала много ошибок — и это ей надо сделать, и то, и вот это хочу попробовать. Нельзя так распыляться. Но в профессии ей не было равных, я обожал ее. Горжусь, что однажды она мне сказала, что я ее лучший партнер. «А знаешь почему? Ты как диван — удобный». Покажете мне хоть одного человека, кого так похвалила Гундарева? (Смеется.)

Жаль, что недолго довелось работать с Татьяной Дорониной. У них с Гончаровым почему-то не заладились отношения. Оба были строптивого характера, не любили цацкаться. «Ну, как там наша Сильва Вареску?» — говорил Гончаров о Дорониной, придумав ей прозвище опереточной героини. Татьяна Васильевна не выдержала, ушла, не удалось нам многого сыграть вместе. Но потом она меня в свой бенефис приглашала, а до этого мы в фильме «Ольга Сергеевна» вместе снимались по повести ее бывшего мужа, Эдварда Радзинского.

С Радзинским у нас давняя дружба. Однажды он пришел к Гончарову с новой пьесой «Беседы с Сократом» и сказал, что хорошо бы там сыграл Джигарханян. Андрей Александрович покрутил носом — ну не знаю, пусть полежит, посмотрим. А мне кто-то из литературной части передал пьесу, я дома вечером почитал, смешная штука оказалась. И стал проедать Гончарову плешь — давайте поставим. Наконец убедил. И мне хорошая роль досталась, и Радзинский свой гонорар получил. А я всегда говорил — не нужны мне ваши звания, вы лучше денежный эквивалент выдайте. Есть у меня звание народного артиста СССР, но на мою зарплату это никак не влияет.

Армен Джигарханян. 1980-е гг. «Я понимаю, однажды наступит момент, когда надо будет просто уйти, совсем... Перестать выходить на сцену, иначе превратишься в посмешище. Но мое время еще не пришло» Фото: Валерий Плотников

Моя цена — 40 рублей 50 копеек

Актерские ставки в кино выписывались, на мой взгляд, вне какой-либо логики. У меня была высокая — 40 рублей 50 копеек. Но каждому причитались разные суммы. Со званием это не было связано. Кажется, Комитет по культуре выписывал то ли по количеству ролей, то ли еще как — не понимаю. Знаю, что вроде за сложный грим шла прибавка. Не помню, приплачивали ли мне за Горбатого в фильме «Место встречи изменить нельзя». Меня спрашивают иногда, зачем я сволочь такую сыграл. А меня так воспитала мама, что не бывает негодяев, есть дети, которых недолюбили. И с этим им потом приходится жить. Вот это я играл. Если посмотреть повнимательнее крупные планы с Горбатым, там такая боль в глазах от нехватки любви. Хороший фильм получился. Хотя Высоцкого как актера я лично не воспринимаю. Он был скорее интересен как личность, как фигура. Я бы даже сказал, страшноватый человек был... Говорить об этом сложно, потому что Высоцкого перевели уже в статус бога. Но я всегда говорил, что зритель, ­который пришел в театр и пролистал программку с фамилиями, должен забыть о том, кто сейчас играет — Джигарханян, Высоцкий или Лоуренс Оливье, а видеть перед собой Сенеку, Гамлета или Отелло. У Высоцкого так не получалось, он всегда играл себя.

Владимир Высоцкий в фильме «Место встречи изменить нельзя». 1979 г. «Высоцкого как актера я не воспринимаю. Он был скорее интересен как личность, как фигура. Говорить об этом сложно, потому что Высоцкого перевели уже в статус бога»

Ну а Лоуренс Оливье для меня — идеал актера. Я видел его в спектакле «Отелло», и это стало одним из самых сильных моих потрясений. Знаете, все армяне убеждены, что «Отелло» — это национальная армянская пьеса. Только настоящий кавказец может так любить свою женщину, что готов ее убить. Возможно, и я сам когда-то так ошибочно считал. Но переубедил меня в этом Лоуренс Оливье, он приезжал в Москву на гастроли со спектаклем по Шекспиру и играл Отелло. Впервые я понял, что эта пьеса вовсе не про ревность, не про мужчину и женщину, а про расовый вопрос. Даже хитрый Пушкин не разгадал этой загадки, а ведь там ой какие странные и запутанные взаимоотношения на эту тему между Яго и Отелло. А вот Лоуренс Оливье смог понять. Поэтому он не изображал мавра, он им становился. Этот голливудский красавец гримировал даже язык, делая белесый налет, как у выходцев из Африки, чтобы быть настоящим во всем. Поразительно, но всего один спектакль с Лоуренсом Оливье в роли Отелло мне объяснил о театре больше, чем мои педагоги...

А в последнее время я стал много думать о том, что важно вовремя уйти. Вот взять Театр Маяковского... Как бы многим я ни был ему обязан, и все-таки самая большая глупость, которую я совершил в своей жизни, — то, что я там проработал около 27 лет. Мое убеждение, что за пять-семь лет актер раскрывает все свои секреты и перестает быть интересным зрителю. Можно иметь 10 гастрольных ролей, которые собирают кассу, как это было у меня в Театре Маяковского, но при этом топтаться на месте. Хотя когда актеру или актрисе приходится менять театр, кому-то покажется, что случилась трагедия. Я и сам переживал тяжелые моменты, а после одного такого долгие годы не выходил на сцену. Это было, когда я перешел из Театра имени Маяковского обратно в «Ленком» по приглашению Марка Захарова. Мы с Инной Чуриковой играли в спектакле с чудовищным названием «Город миллионеров» по пьесе Эдуардо де Филиппо «Филумена Мартурано». Мне стало плохо прямо на сцене, мы прекратили спектакль, и я попал в больницу. Около десяти лет после этого я не выходил на сцену, не играл в спектаклях, боялся, что кризис может повториться.

Инна Чурикова и Армен Джигарханян в спектакле «Город миллионеров». 2000 г. «Когда мы с Инной Чуриковой играли в спектакле «Город миллионеров», мне стало плохо, и я попал в больницу. Около десяти лет потом я не выходил на сцену» Фото: Николай Симаков/ТАСС

Я понимаю, однажды наступит момент, когда надо будет просто уйти, совсем... Перестать выходить на сцену. Иначе превратишься в посмешище... Но мое время еще не пришло. Вот после долгого перерыва я снова играю в театре — в своем собственном, в роли Сенеки в спектакле «Театр времен Нерона и Сенеки» по пьесе Радзинского, мы с ним в связке до сих пор идем по жизни. И один человек со стороны сказал после премьеры: «Ты с ума сошел? Ты же дедушку какого-то играешь». Я ­испугался. Вызвал парня, который снимает на камеру спектакли у нас в театре, и попросил: «Иди в зал и снимай меня, потом покажешь». Посмотрел внимательно всю съемку. Говорю вам, не скромничая, еще рано меня списывать. Тот знакомый — идиот, он думал, что я должен все время скакать по сцене как горный козел, а пришел возраст, когда нужно уметь делать паузы. И в этом молчании иногда больше смысла, чем во всех наших словах…

Нашли опечатку? Сообщите нам: выделите ошибку и нажмите CTRL + Enter

Новости партнеров
Написать комментарий




Мы в соцсетях
Facebook
Вконтакте
Одноклассники

София Вергара (Sofía Vergara) София Вергара (Sofía Vergara) Актриса, модель, телеведущая
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.

Хотите узнаватьо звездах первыми?
Читай бесплатно
Журнал Караван историй
Журнал Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй