Новости Звезды Красота Здоровье Мода Развлечения Стиль жизни Видео Скидки

Анна Снаткина. Горький шоколад

Их знакомство с Безруковым началось с того, что Анна его чуть не покалечила — едва не отрезала Сергею полпальца!

На ней я впервые пересеклась с Сергеем Безруковым. Правда, только по телефону, когда сын Сталина позвонил Берии и железным голосом сказал: «Отпусти Елку».

Тогда я и представить не могла, как изменится моя жизнь после этой небольшой роли.

…Опять ноет нога. Боль, как навязчивый поклонник из прошлого, всегда напоминает о себе в самый неподходящий момент. Пять лет назад все началось с такой же безобидной боли. В тот раз я не придала ей значения — спортсмены не болеют. Ну подумаешь, застудила нерв, бывает. Не пропускать же из-за такой ерунды занятия по фехтованию.

Пришла на первую пару в мой родной ВГИК. Начались занятия, но учебный бой не продлился и трех минут — потемнело в глазах от дикой боли.

Показалось, что меня и впрямь полоснули клинком. С трудом добралась до дома, родители вызвали «скорую». Потом вторую. Третью... Врачи кололи обезболивающие лекарства, но они не помогали. Я буквально выла от боли в спине и ногах, когда спустя сутки четвертая по счету бригада погрузила меня в машину и повезла в Боткинскую больницу.

Я понимала, что происходит что-то серьезное. Впервые в жизни увидела, как растерялись мои родители.

В Боткинской я ненадолго пришла в себя, наверно, от ужасного больничного запаха, который там стоял. Мы с папой сидели в приемном отделении, я — полулежа у него на коленях. Боль была такая, что не могла сдержать стонов. Врач приемного отделения даже не попытался выяснить, что со мной.

Только рявкнул: «Что ты орешь? Кроме тебя тут и другие люди есть!»

На следующий день Андрей договорился о переводе в госпиталь имени Вишневского. Там меня сразу же положили в реанимацию.

Это был ад. Я практически не чувствовала ног. Пять дней на уколах, на обезболивающих, пелена перед глазами и ощущение, что это никогда не закончится. А потом меня перевели в отдельную палату. Андрей сидел со мной ночи напролет, держал за руку. В палате всегда были свежие цветы, появился даже телевизор. Вот только смотреть его не хотелось. Хотелось кричать, но я старалась держать себя в руках. Поэтому на все вопросы «как ты себя чувствуешь?» сипела посиневшими губами: — Ничего.

Нормально.

Мама с папой безумно переживали. Но твердили:

— Все бывает, все болеем. Держись, прорвемся.

И я понимала, что вот они, мои самые близкие люди: папа, мама, сестра и Андрей. Они — моя опора в буквальном смысле этого слова.

Когда я почувствовала себя лучше, потребовала, чтобы мне принесли учебники. Андрей не поверил своим ушам:

— Учебники? Ты в своем уме?

— У меня сессия через месяц. Не сдам — выгонят.

Наверно, он хотел сказать, что я не того боюсь.

Что по сравнению с болезнью отчисление — чепуха. Но не сказал, и это было самое мудрое решение с его стороны. Я не свалилась в депрессию, не начала жалеть себя. А ведь диагноз звучал страшновато: позвоночная грыжа, задет центральный позвоночный нерв.

— И что со мной будет? — допытывалась я у врачей.

— Вырезать грыжу — дело нехитрое, — отвечали мне. — Но через полгода у тебя может появиться еще одна, а может быть, несколько грыж. А поскольку это центральная нервная система, у тебя все шансы остаться инвалидом: парализует — и все.

Вот это перспектива…

— Мы медикаментозно снимем отек, нерв перестанет давить на ноги, и ты сможешь как-то передвигаться.

Но насчет операции все равно надо решать быстрее.

На семейном совете с участием Андрея мы решили не делать операцию. С трудом нашли врача, который сказал, что можно попробовать обойтись без хирургического вмешательства. Валентина Николаевна Кремлева из 10-й реабилитационной больницы взялась поставить меня на ноги без скальпеля. «Будет больно и тяжело, — предупредила она. — Не меньше года в корсете, мануальная терапия и баночный массаж. Готова?»

Она еще спрашивала! Да я на что угодно была готова, лишь бы вернуться к занятиям и работе. Слава богу, болезнь пришлась на перерыв в съемках «Московской саги». Но их вот-вот должны были возобновить, и я рвалась на площадку.

Через три недели после реанимации я начала курс лечения и вернулась в институт. Сидеть не могла, поэтому на лекциях стояла. В туалет тоже ходила стоя. О том, чтобы самой водить машину, не было и речи. Поэтому Андрей нанял для меня водителя. По утрам я заковывалась в корсет, укладывалась на заднее сиденье и всю дорогу до института опять повторяла как заклинание:

— Лишь бы не выгнали, лишь бы не выгнали.

— Да никто тебя не выгонит! — не выдержал как-то Андрей. — Все видят, как ты пашешь даже больная.

Но я все равно переживала, и Андрей придумал новую терапию. Он решил показать мне мир. Дождался, пока врачи разрешат летать на самолете, и вывез на Сейшельские острова. Там, вдали от посторонних глаз, я впервые за много месяцев сняла корсет.

Нашли опечатку? Сообщите нам: выделите ошибку и нажмите CTRL + Enter

Новости партнеров
Написать комментарий





Мы в соцсетях
Facebook
Вконтакте
Одноклассники


Ксения Собчак Ксения Собчак актриса, журналист, общественный деятель, теле- и радиоведущая
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.

Хотите узнаватьо звездах первыми?
Читай бесплатно
Журнал Караван историй
Журнал Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй