Новости Звезды Красота Здоровье Мода Развлечения Стиль жизни Видео Скидки

Андрей Кончаловский: «Я помудрел»

«Даже сейчас часто говорят : мол, какая там Высоцкая актриса, он ее снимает, потому что она его жена».

Знаю эти бесконечные разговоры: «Вот Михалков — такой гибкий, хитрый, умудрился ко всем правителям втереться в доверие...» Да все это абсолютная неправда. Отец в принципе никогда не льнул к власти. Он и в партию вступил где-то в 60-е годы! Вот как он написал первый гимн? Узнал, что идет конкурс текстов, когда все — а среди них, кстати, были очень крупные, известные поэты — уже подали свои варианты. И отец сказал своему приятелю Эль-Регистану (соавтор слов государственного «сталинского» гимна. — Прим. ред.): «Слушай, оказывается, все сочиняют гимн, давай и мы что-нибудь напишем, если еще не опоздали!» Написали за ночь. И послали на конкурс. Это была настоящая авантюра. Лотерея. Кто мог представить, что Сталину понравится именно их текст? Потом политика страны изменилась, но решили этот политический документ — гимн ведь не поэзия, а именно документ, соответствующий определенной эпохе, — не менять, а несколько подкорректировать.

Ну и кто должен был это делать, другой поэт? А какой смысл привлекать другого? Опять обратились к отцу (Эль-Регистан к тому времени умер), и он сказал: «Пожалуйста, я сделаю». Ну и когда в третий раз было принято решение оставить тот же гимн, согласитесь, глупо было бы звать, допустим, Резника, чтобы тот переписал слова. Хотя сейчас он утверждает, что Михалков у него текст отнял. Но мне известно одно: снова позвали Михалкова, и он сделал то, что было нужно… Так что, повторяю, сам отец никогда никуда не лез. В этом смысле он был чрезвычайно мудрый человек. Даже когда его приглашали на банкет к Сталину, тихо сидел в углу и ни к кому не подходил. Однажды Сталин обратил на это внимание.

Сам к нему подошел, спросил: «А чего же вы не присоединяетесь к нам?» На что отец скромно сказал: «Да мне и тут хорошо». Он не раз вспоминал наставление матери: «Будь осторожен. Кого жалуют цари, того не жалуют псари». Ну а псарем у Сталина, как известно, был Берия! Вот и избегал общения с сильными мира сего.

— Родившись в такой выдающейся семье, вы чувствовали себя избранным?

— Я воспринимал все как просто нормальную жизнь. Точно так же думает, что живет нормально, какой-нибудь ребенок из Намибии — голодный, облепленный мухами, который ходит за шесть километров с ржавой канистрой за водой и тащит ее домой для умирающей матери. Периодически я показываю своим детям фотографии этих несчастных африканских детей, говорю: «Вот смотрите.

Видите, как люди живут? Цените, что вам дано, берегите». Но это бесполезно. Они затихают на секунду, и все тут же возвращается обратно — и вода течет из крана, не выключаясь… Они не понимают этого. Как и я в свое время. Я просто не знал, что обладаю какими-то возможностями, которых нет у других. Хотя какие это были возможности? Ну отдельная комната с роялем, где периодически ночевали мои друзья Андрей Тарковский, Гена Шпаликов, Слава Овчинников. Ну масло и сыр на столе. То есть некий обеспеченный минимум, который сам по себе никакой свободы не давал. А фамилией своей я не пользовался нигде, кроме случаев, когда хотел получить билеты в театр — звонил администратору и подделывал папин голос. И в консерваторию поступил сам. Хотя нет, вру. Все-таки там я оказался потому, что великий музыкант Лев Оборин был приятелем мамы.

И как-то он сказал: «Давай я послушаю его и возьму в консерваторию». И со ВГИКом так же получается — Михаил Ильич Ромм, у которого я учился, тоже был из маминой компании. (Усмехнувшись.) Значит, получается, фамилией все же пользовался.

— Вы с Никитой Сергеевичем воспитывались в одной семье, жили в той же атмосфере, влияние родителей на вас было одинаковое, вы лично оказали на брата большое влияние, и, тем не менее, вы с ним такие разные. Почему?

— И слава Богу, что так, это нормально. В жизни мы с Никитой  соратники, но с точки зрения политики — оппоненты. В силу того, что по-разному думаем и воспринимаем мир. И к России относимся неодинаково: Никита — с трепетом, романтизирует страну, я же воспринимаю родину не с трепетом, а с чувством глубокого уважения и…

неудовлетворения. Проще говоря, Никита — романтик, а я — реалист. В нашей стране крайне редко братья бывают абсолютными соратниками. И до революции так было — один сын мог стать промышленником, а другой — революционером. А по поводу Никиты скажу так: хотя жизненные концепции у нас разные, это не мешает нам друг друга уважать.

— Вы оба — личности, очень яркие, талантливые. У вас никогда не было к брату творческой ревности?

— Знаете, художник по сути своей существо эгоцентрическое. У него в голове не укладывается, что кто-то может сделать лучше, чем он. И ему требуются колоссальные внутренние усилия и мудрость, чтобы это признать.

Но когда все-таки удается дойти до уровня понимания, происходит внутреннее освобождение, в результате которого можно наконец свободно принять тот факт, что есть люди умнее, талантливее, моложе, богаче, красивее, наконец. (Смеется.) Естественно, когда брат делает какую-то очень хорошую вещь, у меня возникает чувство зависти. Но не черной, а вот такой: «Вот сволочь! Как сделал!..» И это естественно. Думаю, Никита испытывает то же самое, потому что он настоящий художник, а значит, эгоист, которому свойственно чувство внутреннего соревнования. Хотя, может быть, я сужу по себе…

— А вы когда-нибудь были по-настоящему дружны?

— Конечно. Да мы и сейчас дружим. Но дружбу можно понимать по-разному.

Находясь на абсолютно разных концепциях по поводу идеологии и политики, мы же остаемся братьями, и каждый из нас знает главное: мы есть друг у друга, и, если у кого-то что-то случится, естественно, любой из нас тут же протянет другому руку. Что не мешает мне брата критиковать. Публично. Скажем, этой весной я сделал несколько резких выступлений по поводу состояния дел в Союзе кинематографистов… А вот Никита никогда меня не попрекал. Не позволяет он себе публичную критику в мой адрес. Никогда и нигде. Хотя про себя наверняка критикует. (Улыбнувшись.) Видите, между нами есть еще одно отличие — у нас разные этические коды.

— Из чего следует, что у вашего брата код этики более корректный?

— Я не понимаю, что такое корректный.

Нашли опечатку? Сообщите нам: выделите ошибку и нажмите CTRL + Enter

Новости партнеров
Написать комментарий





Мы в соцсетях
Facebook
Вконтакте
Одноклассники


Дарья Жукова Дарья Жукова Галерист, искусствовед
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.

Хотите узнаватьо звездах первыми?
Читай бесплатно
Журнал Караван историй
Журнал Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй