.
Новости Звезды Красота Здоровье Мода Развлечения Стиль жизни Видео Скидки

Александр Блок: история любви гениального поэта, полная измен и примирений

Под конец жизни Блок стал просить у Любы прощения — кажется, он наконец понял, как счастливы они с женой могли были быть все эти годы.
Александр Блок в кругу семьи в своем имении Шахматово Александр Блок в кругу семьи в своем имении Шахматово Фото: ИТАР-ТАСС

Идеальный роман

Лето Блоки проводили в своем подмосковном имении Шахматово, купленном по совету друга профессора Бекетова Дмитрия Ивановича Менделеева. Сами Менделеевы жили в Боблово, что в семи верстах от Шахматово. Дочь Дмитрия Ивановича — Любочка Менделеева — была младше Блока всего на год.

Они разглядели друг друга во время репетиций «Гамлета» (у Менделеевых были заведены любительские спектакли). В платье Офелии широкоскулая, с продолговатыми и узкими синими глазами, высокая, статная Люба (а этот золотистый пушок на лице! А ореол рыжих тяжелых волос! А молочно-розовая кожа!

Не девушка — заря!) казалась Блоку-Гамлету неземным чудом. Непременно неземным! Саша с его светлыми холодными глазами, с выбритым «по-актерски» лицом, в берете с пером и плаще тоже выглядел очень романтично. Люба Менделеева не была первой любовью Блока. За год до «Гамлета», во время поездки в Германию на курорт, Саша уже испытал это — к двадцатилетней актрисе Ксении Михайловне Садовской (именно ей посвящены первые стихи цикла о Прекрасной Даме). Но опытная красавица очень быстро разбила хрустальную любовь своего юного поклонника, банально соблазнив его. Их близость — такая неожиданная для Саши, такая губительно реальная, показалась ему похожей на его еще гимназические опыты с публичными женщинами. Это и влекло его, и отталкивало, — словом, Саша предпочел бы разделять эти вещи…

И, конечно, теперь, с Любой Менделеевой (вот оно, новое воплощение его Прекрасной Дамы!), он даже мысленно не допускал переходить границы чистой, коленопреклоненной любви. Другое дело — молодуха-крестьянка, которую Саша однажды встретил по дороге из Шахматово в Боблово. Зачем он тогда спросил у нее дорогу — ту дорогу, которую он уже знал до малейшей кочки-впадинки?

Да просто чтоб блеснуть друг другу белозубыми улыбками, чтоб сердце екнуло от собственной молодости, сырого тумана… Ее смуглая шея и высокая грудь, его щегольски затянутая талия — чем не повод? И уж, конечно, ту его Великую Любовь к Любови Менделеевой это не нарушит — не нужно путать земное с небесным!

Еще пять лет Саша и Люба то сходились, то расставались навсегда. В одно из таких расставаний она написала ему письмо: «Мне вдруг стало ясно, до чего мы чужды друг другу, до чего Вы меня не понимаете. Ведь Вы смотрите на меня, как на какую-то отвлеченную идею. Вы навоображали обо мне всяких хороших вещей и за этой фантастической фикцией меня, живого человека, не заметили, проглядели». И все же она была просто влюбленной девушкой — как она могла оттолкнуть такого необыкновенного, такого талантливого, такого чудесного юношу! К тому же Блок грозил, что застрелится… Боблово, август 1903 года. Люба перед зеркалом примеряет свадебное платье.

Вот она, полураздетая, замирает и любуется своим отражением: такое молодое, такое красивое тело. И сердце замирает от предвкушения жизни, счастья. Если бы Люба знала тогда, что это ее дивное тело — с его плавным течением линий, с его гибкостью и нежностью, с его теплом — будет отвергнуто, принесено в жертву Великой Идее — может, на следующее утро она бы и не поехала в Михаило-Архангельскую церковь венчаться…

Горькое супружество

Андрей Белый быстро заметил, как раздражают Любовь Дмитриевну его аффектированные восторги, но «игры» не прекратил — теперь, давая мистические истолкования любым действиям Менделеевой, он поддразнивал ее и — если уж быть откровенным до конца — высмеивал Александра Александровича. Неизвестно, чем бы все это кончилось, если бы Белый не стал замечать за собой… настоящий, неподдельный интерес к жене Блока. И, конечно, дело тут вовсе не в мистическом сиянии, якобы исходящем от Любови Дмитриевны, а в естественном очаровании молодой и красивой женщины, которое она не могла, да и не хотела скрывать.

Тем временем семейная жизнь Любы становилась все несноснее. Ей докучала свекровь, имевшая обыкновение без стука врываться в ее спальню и выражать свои восторги по тому поводу, что Люба якобы наконец беременна. Такой вывод Александра Андреевна делала из чего угодно — из легкого недомогания невестки, из ее якобы увеличившегося аппетита, из чистоты белья наконец, которое мать поэта сама сдавала в стирку (в своем желании опекать она с радостью исполняла в семье сына роль добровольной прислуги). Свекровь не была в курсе особенностей семейной жизни новобрачных, она не понимала, отчего Люба вечно несчастна. И отчего Саша так равнодушно, так бесстрастно наблюдает за беззастенчивыми ухаживаниями Андрея Белого за его женой.

Фильмы со звездами:

Нашли опечатку? Сообщите нам: выделите ошибку и нажмите CTRL + Enter

Новости партнеров
Написать комментарий




Мы в соцсетях
Facebook
Вконтакте
Одноклассники

Валерий Золотухин Валерий Золотухин актер
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.

Хотите узнаватьо звездах первыми?
Читай бесплатно
Журнал Караван историй
Журнал Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй