.
Новости Звезды Красота Здоровье Мода Развлечения Стиль жизни Видео Скидки

Александр Блок: история любви гениального поэта, полная измен и примирений

Под конец жизни Блок стал просить у Любы прощения — кажется, он наконец понял, как счастливы они с женой могли были быть все эти годы.
Поэт Александр Блок. Репродукция Фотохроники ТАСС из журнала «Звезда», 1980 год Поэт Александр Блок. Репродукция Фотохроники ТАСС из журнала «Звезда», 1980 год Фото: ИТАР-ТАСС

Один из величайших поэтов России ХХ века Александр Блок ушел из жизни 7 августа 1921 года совсем молодым — ему было всего 40 лет. В детстве, после развода матери с отцом и ее повторного брака, Саша жил некоторое время жил в казармах лейб-гренадерского полка, расположенных на окраине Петербурга. Уже в 5 лет юноша написал первые стихи, а с 16-ти лет Блок увлекся театром, однако успеха на этом поприще он не снискал. В 1903 году Александр Блок женился на дочери известного русского ученого Дмитрия Менделеева. Несмотря на сильные чувства к Любови Менделеевой, поэт крутил романы с актрисами и певицами, лишь в последние годы брака став верным мужем. В материале рубрики «Кумиры прошлого» мы расскажем о тяжелой судьбе, жизни и любви признанного классика русской литературы.

Гении не годятся в примерные мужья — это правило почти не знает исключений. И все же мало кто из поэтов так долго (23 года!) и так преданно любил одну и ту же женщину, к тому же собственную жену, как Александр Блок. Он ее любил, а она ему изменяла — во всяком случае именно так до недавнего времени принято было считать. Теперь же, когда опубликованы многие документальные материалы, в том числе и дневники Любови Дмитриевны Менделеевой-Блок, стало понятно, что эта история гораздо сложнее и трагичнее…

Люба Менделеева, а с недавнего времени — Менделеева-Блок, в тот зимний вечер 1904 года впервые переступила порог «литературного святилища» — издательства «Гриф», где собирался весь цвет московской художественной мысли. На взгляд двадцатитрехлетней Любы, «цвет» этот выглядел довольно странно: был там какой-то изможденный человек с черными кругами вокруг глаз: по всему видно, кокаинист, какие-то студенты, барышня в цыганском монисто с демоническим смехом и вдруг какой-то присяжный поверенный — на вид очень приличный...

Молодой человек, только что отрекомендовавшийся Блокам как «теософ Эртель», блеснувши осатанелыми глазами, воскликнул: «Москва, вся объятая теургией, преображается!» Вдруг забасил присяжный: «Господа! Стол трясется!» «Саша! — шепнула Люба на ухо мужу. — Кажется, он представляет себе преображение мира как спиритическое столоверчение. Как это все забавно!» Блок, казалось, не слышал. Он, только-только принятый в этом изысканном обществе как начинающий, но уже модный поэт, следил за происходящим с самым искренним интересом.

Блоки приехали в Москву в январе 1904 года, через полгода после свадьбы. Любовь Дмитриевна боготворила своего мужа, восхищалась его умением воспринимать жизнь мистически, видеть в самых обыденных вещах отображение Извечной Природы, ждать каких-то неясных, но непременно грядущих мировых катастроф и радоваться их приближению. Впрочем, была во всем этом одна сторона, которую Любовь Дмитриевна ни понять, ни принять не хотела.

Сразу после свадьбы Блок растолковал ей: физическая сторона любви — это не для них, это разврат, «темное», это астартизм. Он рассказывал Любе об отталкивающих, грубо-чувственных ритуалах служителей Астарты — древней богини любви, не знающей стыда. И о Той, другой Богине — о Душе Мира, Премудрой Софии, вечно непорочной и лучезарной. И о том, что свести вместе эти полюса нельзя. И, наконец, последний аргумент: физические отношения между мужчиной и женщиной не могут быть длительными.

Если Люба станет ему не мистической, а фактической женой, рано или поздно он разочаруется и уйдет к другой. «А я?» — спрашивала Люба. «И ты уйдешь к другому». — «Но я же люблю тебя! Жить рядом с тобой и не сметь прикоснуться — какая мука!» Блок твердил: «Моя жизнь немыслима без Исходящего от Тебя некоего непознанного, а только еще смутно ощущаемого мною Духа. Я не хочу объятий. Объятия были и будут. Я хочу сверхобъятий!» Люба плакала и обижалась… А тут еще эти «блоковцы», которые встретили их в Москве…

Сергей Соловьев (шафер на их свадьбе, племянник модного тогда поэта и философа Владимира Соловьева и сам поэт), Борис Бугаев (он писал очень талантливые стихи под псевдонимом Андрей Белый), филолог Петровский — они любили превращать жизнь в изящную игру и в этом сезоне охотно объявили себя «блоковцами», согласившись с Александром Александровичем, что его супруга есть «Земное отображение Извечной Женственности».

Они не давали Любови Дмитриевне никакого покоя, делая мистические выводы по поводу ее жестов или прически. Стоило ей надеть яркую ленту или даже просто взмахнуть рукой, как «блоковцы» переглядывались со значительным видом.

Фильмы со звездами:

Нашли опечатку? Сообщите нам: выделите ошибку и нажмите CTRL + Enter

Новости партнеров
Написать комментарий

Читайте также

Почему провалилась танцевальная и певческая карьера Ким Кардашьян

Почему провалилась танцевальная и певческая карьера Ким Кардашьян




Мы в соцсетях
Facebook
Вконтакте
Одноклассники

Валентин Юдашкин Валентин Юдашкин дизайнер одежды, художник-модельер
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.

Хотите узнаватьо звездах первыми?
Читай бесплатно
Журнал Караван историй
Журнал Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй