.
Новости Звезды Красота Здоровье Мода Развлечения Стиль жизни Видео Скидки

Поклонница Азнавура бабушка Лида дала свое первое интервью

Журналисты нашли бабушку, поющую в метро песни Шарля Азнавура, и задали ей несколько вопросов.
Шарль Азнавур Шарль Азнавур Фото: Shutterstock.com

Трогательная история с бабушкой Лидой, преданной поклонницей Шарля Азнавура, получила свое продолжение и, похоже, встреча россиянки со знаменитым французским шансонье скоро состоится. 73-летней пенсионеркой заинтересовались российские и зарубежные издания. Сайту о жизни в Армении Barev Today (кстати, Азнавур родился в семье армянских эмигрантов) удалось разыскать 73-летнюю пенсионерку на улицах Москвы и задать ей несколько вопросов.

«Закончила курсы счетовода, работала сперва в райсовете, я тогда на Красной Пресне жила и считала пенсии», — рассказала о себе Лидия Ивановна.

Музыкального образования у героини облетевшего мир видео нет, пению Лидия Ивановна училась, слушая радио. «Юрий Левитан объявлял, воздушная тревога. Я помню этот голос, хоть мне и было 2-3 года. Я, кстати, помню некоторые немецкие песни оттуда», — призналась бабушка.

Бабушка Лида Бабушка Лида

Французские песни, как и немецкие марши много лет назад, Лидия Ивановна учит на слух. «Я очень люблю французов, — рассказала в небольшом интервью поклонница Шарля Азнавура. — Пою на французском языке, на ломаном. А слова приблизительно пою. Мне нравится французский язык, красивый».

Напомним, что история бабушки Лиды стала популярной благодаря публикации журналиста Александра Черных. Рассказ о пенсионерке, мечтающей попасть на концерт Азнавура, перепостили более 10 тысяч человек и лайкнули более 40 тысяч. Благодаря этому о Лидии Ивановне узнали организаторы концерта Азнавура в Москве, а также сам певец, который пообещал встретиться со своей поклонницей, если она придет на концерт.

Журналист Александр Черных, который открыл бабушку Лиду Рунету, повторно с ней встретился и написал о своих впечатлениях от задушевного разговора. 

«Когда вчера вечером ребята из BarevToday разговаривали в Москве с бабушкой Лидой, Шарль Азнавур в Париже еще не знал, что ее нашли и очень переживал, найдется ли. Эта история так его вдохновила, что он записал небольшое видеообращение для своих поклонников, и пообещал, что снизит цены на билеты на свои концерты. Вот так наша московская бабушка (и вы все с лайками и перепостами) добилась скидки для всего мира. Удивительно, конечно, к каким последствиям может привести один небольшой ролик из метро, до сих пор не понимаю, как все так завертелось. Вчера и я после работы успел встретиться с Лидией Ивановной (все-таки, наверное правильнее ее называть по имени-отчеству). 

Еще раз спасибо ребятам, которые привели бабушку в кафе на Пушкинской и вместе меня дождались. Ей было очень приятно, что с ней разговаривают, выслушают, поэтому мы просидели в кафе до полуночи. За несколько часов она рассказала для вас всю историю своей жизни. Лидия Ивановна оказалась типичной жительницей нашего города. Хотя честнее будет сказать, что на самом деле это именно ее Город, а мы все здесь немного чужие. Она называет Тверскую  улицей Горького, Новый Арбат  Калининским проспектом, и помнит времена, когда Красная Пресня была не центром, а фабричной окраиной. Там она и родилась в сентябре 1941 года, в коммуналке в Большом Трехгорном переулке. 

Ее мама приехала в Москву в 20-е годы из деревни Голдово («Голд — это же золото, правильно? Вот из золотого села она родом») в Рязанской области. Тогда столица испытывала нехватку рабочих рук, для многочисленных фабрик и заводов нужны были люди, поэтому деревенская молодежь со всей страны потянулась в Москву. Мама Лидии Ивановны поступила на Трехгорную мануфактуру, где и проработала всю жизнь. Практически сразу она познакомилась с красивым маляром, который перебрался в большой город из Подмосковья. Они поженились, в 1924 году родился сын («Вот как бывает, в этот год и Ленин умер, и мой брат родился. Но это совпадение, конечно»). Так они и жили втроем в комнате в коммуналке, ссорились, мирились, радовались, пока в их жизнь не вмешалась война.  

— Маме уже было поздно рожать, ей 37 лет было, сын совсем взрослый, но она как знала... Отец уходил на фронт в 41-м и даже не знал, что мама беременна. А потом и брат ушел воевать. В сентябре я родилась, но и отец мой, и брат к тому времени пропали без вести. Так отец и не узнал, что у него дочь есть. Мама ждала, надеялась, ведь много таких случаев было после войны, когда на человека и похоронка пришла, а потом он возвращался живой. Но мы не дождались. Так меня мама всю жизнь и воспитывала одна. 

При этом бабушка Лида совершенно спокойно относится к немцам (многим нашим политикам и сейчас стоит у нее поучиться).

 Понятно, там против нас и фашисты воевали, которым нравилось других убивать. Но основные-то  такие же солдаты, как мой отец. Им сказали их власти воевать, они же отказаться не могут, такой приказ. Их тоже дома семьи ждали, а тут их наши убивали. Хотя всем нужен мир. Но вот всегда так  люди не хотят воевать, а их заставляют. А те, кто заставляют, сами не воюют. 

Пресня пятидесятых была уже не самой окраиной, но в воспоминаниях Лидии Михайловны это совсем другой район, о котором мы мало что знаем. 

— Заводы были, фабрики... Дома были, где обычные люди живут. Все гуляют, все всех знают, мы играли во дворах. Сейчас там банки, машины, только богатые там живут, а в наше время  обычный район был, каких много. Только наш, конечно, очень революционный был. Там еще жили люди, которые при царе баррикады строили. Знаете же, почему там метро «Баррикадная» называется? Ну вот, поэтому в нашем районе все демонстрации были самые красивые, самые яркие. Очень мы любили на них ходить, настоящий праздник. 

Пожалуй, единственное, что сохранилось с тех времен  Московский зоопарк, куда Лидия Ивановна до сих пор иногда заходит. 

— Так интересно там было всегда — все животные, со всех континентов. Мы детьми приходили и на обезьян долго смотрели, такие они смешные. Правда, иногда глупые люди им кидали пиво в бутылках, или еще зажженный окурочек, и обезьянки пили или курили. Вот как бывает  люди и животных плохому учат. А однажды у горилл родился маленький горилленочек, об этом даже в газетах писали, и вся Москва ходила на него смотреть, пока он маленький был. Приходилось в очереди ждать, чтобы посмотреть на него. 

Школьница Лида закончила десять классов и поступила на платные курсы счетоводов. 

— Это называлось учебно-производственный комбинат, там надо год заниматься, с сентября по июнь, потом экзамены и все, вот у тебя и профессия есть, надо работу искать. 

Лида стала работать счетоводом в преснеском райсобесе.

— Вы, наверное, и не знаете такого слова. Районный отдел социального обеспечения переводится. Мы там на счетах считали, вы счеты вообще видели? Деревянные?

Когда я рассказал Лидии Ивановне, что моя мама на работе считала на огромных деревянных счетах, она очень удивилась.

— Я еще работала, когда все перешли на арифмометры. Помню, как нас переучивали, но на счетах все равно удобнее и быстрее было. Потом появились ЭВМ, их сейчас называют калькуляторами, только тогда они большие были, а сейчас маленькие. А теперь все на компьютерах считают, но это я уже не знаю, как. По-моему, счеты точнее. Может я неправа, а может в чем-то и права. 

Это последняя фраза про правоту  ее любимая присказка, Лидия Ивановна осторожно повторяла ее каждые несколько минут. После работы молодая девушка с подругами отдыхала и развлекалась: ходила в кино, на танцы, на каток. 

— Все тогда вечерами гуляли в парках, вся молодежь. Самым популярным, конечно, был парк Горького  тут и танцы, и река, а потом уже и аттракционы появились. Много всего интересного, но, конечно, все ходили знакомиться на самом деле. Парни девушек выбирали, девушки парней. Там даже специальный был участок, рощица такая. Все знали, если ты там прогуливаешься, значит, хочешь с кем-нибудь подружиться. К такому человеку можно подойти познакомиться и ничего неприличного в этом нет. Тогда люди друг друга уважали, люди были друг другу сами интересны, а теперь всем только секс нужен друг от друга. Может я неправа, а может в чем-то и права. 

Я рассказал бабушке, что в Парк Горького и сейчас все ходят знакомиться. Она очень обрадовалась, но сама туда идти отказалась.

— Что мне там среди вас молодых делать? 

У девушки Лиды было несколько женихов, как она их называет.

— Один был даже солдат с Украины, все звал меня к себе, но я отказалась, зачем мне на Украину ехать, я Москву люблю. Хотя там красиво, я в журнале видела. 

Потом ее подруга как-то пошла кататься на лыжах в Измайловский парк, познакомилась там с парнем, на следующую встречу взяла с собой Лиду, а тот пришел с другом. Так она и встретила будущего мужа. О нем она рассказывает неохотно: жили как все, родилась дочь, потом он стал выпивать, часто уезжал в Подмосковье к своим родственникам, в общем, не сошлись характерами. Лида развелась, а тут городские власти начали перестраивать Пресню. Жителей старых домов расселили, Лиде досталась крошечная квартирка на «Октябрьском поле». 

— Тогда там была деревня настоящая, так хорошо — и деревья, и зелень, и домов мало, воздух свежий. А теперь все перестраивают, хорду вот строят, одни машины кругом. А мы так и живем в нашей квартире. Понятно, что все меняется, без машин уже нельзя, но и машин столько нельзя. А без них в метро еще больше людей будет. Тупик какой-то. 

Лида работала бухгалтером, воспитывала дочь, читала книги, смотрела телевизор и всегда любила петь. По ее речи видно особое отношение к цифрам: она знает наизусть даты выхода всех фильмов, годы жизни актеров и певцов, даже помнит, когда у них были самые яркие концерты. Из телевизионных передач ей больше всего нравилась «Очевидное-невероятное» Сергея Капицы. 

Мне очень нравится, как он о себе говорил: «Я православный атеист». Я в бога не то чтобы верю... я понимаю, что бог, конечно, Землю не создавал  ну как можно Землю создать? А другие планеты кто создал  другие боги, что ли? Но вот что кто-то придумал законы, по которым надо жить, я верю. Это же очень простые законы  не будь врунишкой, не будь воришкой. Вот так надо жить, в такого бога я верю, даже если его и придумали. Может я неправа, а может в чем-то и права. 

Сейчас прабабушка Лида так и живет в своей квартирке на Октябрьском поле. Вместе с молодой внучкой, ее мужем и их маленькой дочкой. Квартирный вопрос, судя по всему, больная тема для Лидии Ивановны, когда об этом заходит речь, она начинает нервничать и путано рассуждает, что «так сейчас несправедливо стало: кто-то на трех этажах живет, а у кого-то зарплата маленькая, а квартиры снимать дорого очень, а у кого-то бабка больная, лекарства тоже дорогие, а еще ребенок маленький, ну как тут жить, никаких денег не хватит». У нее на глазах появляются слезы, бабушка начинает очень долго наизусть перечислять, сколько стоит снимать квартиру в разных районах Москвы. Цифры, кажется, устарели года на два. Наверное, чтобы не мешать родным, бабушка и гуляет теперь целыми днями по центру Москвы: наблюдает, как он изменился со времени ее молодости. Она долго рассказывает об уличных музыкантах, которые играют на Пушкинской и Арбате. Кажется, она знает все их истории — кто откуда приехал, у кого с кем любовь. 

— Тут вот есть такой молодой человек, у него борода, как у служителя церкви. Он играет на гитаре, а потом ходит и собирает подписи, чтобы власти восстановили монастырь. Говорит, если собрать тысячу подписей, они обязаны будут монастырь построить. Ну вот девятьсот он за год собрал, осталось еще немного». В полночь кафе закрывается, мы едем с бабушкой до «Октябрьского поля». Видно, что она уже устала, начинает сбиваться, рассказывать то, что уже говорила несколько минут назад. Мы медленно идем от метро, я рассказываю, что видео с ней посмотрели двести тысяч человек, а Лидия Ивановна искренне не понимает, почему она всех так заинтересовала. 

— Я же плохо на самом деле пою, языка не знаю, как запомнила, так и спела. Есть люди, которые специально петь учились, вот их слушать надо, их билетами награждать. 

Когда я говорю, что ее приглашают на концерт, что сам Азнавур ей подарит билеты и встретит за кулисами, Лидия Ивановна улыбается, но идти отказывается наотрез. 

— У меня же здоровье плохое, голова часто болит, ну как я столько высижу. И люди вокруг будут все богато одетые, а мне и одеть нечего. Скажут, зачем бабка беззубая к нам пришла. 

Я убеждаю, рассказываю, что мне написали люди, которые готовы купить ей одежду и даже сшить платье. Она смеется.

— Ну что я вам, кукла, что ли, чтобы меня наряжать? Я лучше буду сама песни петь, мне так привычнее. 

Вот такая у человека была жизнь. Вроде бы ничего особенного на первый взгляд -- всю жизнь работала, из Москвы ни разу не выезжала, просто жила и пела, обычный совершенно человек. Но видите, какое-то неожиданное волшебство может случиться с каждым, и теперь всемирно известный французский певец хочет встретиться с московской бабушкой в платочке. Такие истории случаются в нашем Городе. Я очень прошу вас, если вы встретите Лидию Ивановну на улице, отнеситесь к ней с уважением, не заставляйте ее нервничать, даже если хотите чем-то помочь. Это очень добрый и светлый пожилой человек. Когда я снимал видео с ней, я не представлял, чем все это обернется. Давайте не будем портить ей жизнь излишним навязчивым вниманием. Если она все-таки согласится пойти на концерт, я, разумеется, об этом напишу. 

Большое вам всем спасибо. И еще раз напомню: 

Фонд «Старость в радость» 
Фонд «Нужна помощь» 
Фонд Доктора Лизы «Справедливая помощь»  
Фонд содействия защите здоровья и социальной справедливости имени Андрея Рылькова 

Эти люди каждый день помогают другим. Пожалуйста, помогите им».

Нашли опечатку? Сообщите нам: выделите ошибку и нажмите CTRL + Enter

Новости партнеров
Написать комментарий




Мы в соцсетях
Facebook
Вконтакте
Одноклассники

Энн Хэтэуэй (Anne Hathaway) Энн Хэтэуэй (Anne Hathaway) актриса
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.

Хотите узнаватьо звездах первыми?
Читай бесплатно
Журнал Караван историй
Журнал Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй