.
Новости Звезды Красота Здоровье Мода Развлечения Стиль жизни Видео Скидки

Новогодняя физика

Уходя, я задержался: «А все-таки, профессор, вы действительно вчера передвигались на «машине времени»?»
Репродукция картины Валентина Серова «Похищение Европы» Репродукция картины Валентина Серова «Похищение Европы» Фото: РИА Новости

«В конце рабочего дня раздался звонок: «Главный просил тебя зайти». Я пошел по коридору. Из-за одной полуоткрытой двери доносился голос: «Быстро открылся. Скачал быстро! Быстро, я сказал!» Очевидно, комп внял, опасаясь рукоприкладства, поскольку все стихло. Из соседнего кабинета донеслась часть дискуссии: «Точка зрения сродни имуществу. Попытки возражать — это порча имущества, а намерение переубедить означает его изъятие, по сути — ограбление. Понятно, что все стоят насмерть». Я достиг приемной. Оля, секретарь, качнула головой в сторону кабинета редактора: «Иди». Редактор смотрел телевизор, разговаривал по телефону и записывал что-то на клочке бумаги. На стене висела репродукция картины Валентина Серова «Похищение Европы». Я разглядывал ее, пока он говорил. Картина в стиле модерн. Бурый бык с рогами в виде арфы уносил скромно сидящую Европу из нижнего угла картины по диагонали в верхний. Водяные валы были похожи на снежные горы со следами от пробежавшей толпы. Редактор закончил разговор. Сначала глянул на меня бегло, потом пристально. «Может, не узнал», — понадеялся я. Вид у него был озабоченный. «Видишь, что делается, — он махнул рукой в сторону телевизора, рассказывавшего о неприязненных отношениях рубля с долларом. — Положение сложное, — добавил он, крепко потирая лысину, — как бы все не рух...» Он не договорил, боясь сглазить. Я вдруг проникся его настроением, легкомыслие улетучилось, вползало неприятное чувство тревоги. Редактор продолжил: «Мы и читатели должны знать, чем это закончится». — «А что, разве мало прогнозов?» — «Прогнозы — это не то, надо знать точно». — «Вы думаете, это возможно?» — «Думаю, да». — «Почему вы так думаете?» — «Прошла информация. Профессор Грамон разъезжал по окрестностям на автомобиле без номеров». — «И что?» — «Его пытался остановить инспектор ДПС. Но не смог». — «Интересно почему?» — «Потому что это была машина времени. Инспектор взмахнул жезлом, но завяз в другом пространственно-временном измерении. Он рванул палку на себя и вытащил другого инспектора, который стоял на этом месте вчера. Пока они выясняли, чья очередь штрафовать, Грамон скрылся. Теперь понимаешь, к чему я веду?» — «Найти инспекторов и взять интервью?» — «Нет, отправляйся к Грамону, сгоняйте на его машине в будущее, узнайте, как там наш рубль, ну и вообще, что будет со страной? У тебя же хорошие отношения с Грамоном». — «Это да, но разве теперь его застанешь? Я бы на его месте отправился в Финикию, к царю Агенору, рассказал бы про козни Зевса и свозил Европу в Сибирь». — «Это задание, выполняйте, — перешел на «вы» редактор, — и чтобы через два часа у меня были сведения». — «Есть», — сказал я и отправился звонить Грамону. Удивительно, но он взял трубку. Видать, мобильная связь существует вне времени и пространства. «Приезжайте в лабораторию», — ответил Грамон. Через час я открыл знакомую дверь. Из глубины лились волшебные звуки, манящие и сладостные, будто из самого Элизия. Я прошел вдоль стеллажей, заставленных приборами, музыка усиливалась. Показалась комната, на полу стоял металлический объект, похожий на жидкостный ракетный двигатель второго поколения. Профессор сидел за столом, откинувшись в кресле. Глаза закрыты, на лице — блаженство. Я кашлянул, Грамон открыл глаза. «Здравствуйте, профессор. У меня срочное дело. Прошла информация, что вы испытали машину времени на сотрудниках ДПС. Нужно съездить в будущее и узнать, что будет со страной». — «Располагайтесь», — ответил Грамон, обводя жестом комнату и широко улыбаясь. Я хотел возразить, как вдруг ощутил, что сам так же широко улыбаюсь. Я точно помнил, что не собирался улыбаться. Это произошло само, да еще внутри разлилось то же блаженство, которое я мог визуально наблюдать на лице профессора. «Опять проделки Грамона», — промелькнула мысль. Я плюхнулся в кресло, вытянул ноги. Какой, к черту, кризис? Я счастлив! Музыка была бесконечной сложности. Стоило прислушаться, как открывался другой пласт звуков, создававший новое удовольствие. Продолжая улыбаться, я произнес: «Какая удивительная музыка, профессор». Грамон щелкнул выключателем на ракетном двигателе, все смолкло. «Правда, музыкальный агрегат великоват», — заметил я. «Да, только это не музыкальный агрегат, — Грамон поглаживал серебристый бочок прибора, — и это не музыка». — «А что же?» — «Сейчас объясню, но ответьте сперва, что вы чувствуете? Загляните в себя, оцените состояние». — «Во-первых, я совершенно спокоен. — Я закрыл глаза и добавил: — В сердце ни тени страха или тревоги». — «Отлично, превосходно!» — потирал руки профессор. Я продолжил: «Во-вторых, у меня такое ощущение, что я горы сверну». — «Позвольте задать еще вопрос, — произнес профессор, глядя мне в глаза, — как вы думаете, что будет с нашей страной?» Я рассмеялся: «А что с ней будет, со страной-то? Сколько кризисов пережили, и дефолт был. И что? Мы стали только сильнее». Я впервые ощутил всю правоту этой простой мысли: «Мы стали сильнее. Значит, после этого кризиса наша сила только вырастет. Как ясно и прямо!» «Вот слова не мальчика, но мужа, — сказал профессор, — стоило духу укрепиться, и картина мира поменялась. Тут ведь как: либо обстоятельства пересиливают дух, либо дух пересиливает обстоятельства. Если дух тверд, обстоятельства обязаны подчиниться». — «Но, профессор, откуда во мне эта сила?» — «Она в вас всегда была, я лишь чуть-чуть укрепил веру в себя». — «Так вы изобрели усилитель веры?» Профессор щелкнул пальцами: «Усилитель веры? Неплохо придумано, хотя я собирался назвать машину по-другому». — «Но как это работает?» — спросил я. Профессор прошелся по комнате: «Мы обладаем огромной, мощной интеллектуальной системой, сознание лишь малая часть ее, подходящее сравнение — муравей и пирамида. Но эта система особая, она очень чувствительна к вере. Сила интеллектуальной системы пропорциональна силе веры. Христос сказал: «По вере вашей да будет вам». Это не метафора, это инструкция, руководство к действию. Оставалось найти действие. Действием могли стать простые команды типа: «Я спокоен, счастлив, силен, тверд». Но действенность не в качестве команд, а в числе повторов. В этом истина. Честь открытия этой истины принадлежит нашему соотечественнику Георгию Сытину. Он ввел настрои, содержащие множественные повторы. Настрои работают, если их внушать себе: «Я полон радости и счастья, мой дух тверд, как скала». Произнесите эту фразу сто раз, результат ошеломит. Я перевел настрои Сытина в колебания высокой частоты и адресовал их нашей интеллектуальной системе. Отклик этой системы вы и ощущали как музыку. Музыка была внутри вас». Профессор остановился, посмотрел на меня: «Ну что, нужна вам теперь «машина времени»?» — «Да зачем? И так все ясно! — Я пожал ему руку: — До свидания». Уходя, я задержался: «А все-таки, профессор, вы действительно вчера передвигались на «машине времени»?» — «Вранье», — сказал он, но при этом смотрел так честно, что я ему не поверил.

Со всеми новогодними праздниками, друзья! Настроимся на счастье, радость, твердость духа, а обстоятельства сами под нас подстроятся!»

Нашли опечатку? Сообщите нам: выделите ошибку и нажмите CTRL + Enter

Новости партнеров
Написать комментарий

Читайте также

Ольга Анохина: «Как вернуть удачу в делах и приумножить доход»

Ольга Анохина: «Как вернуть удачу в делах и приумножить доход»




Мы в соцсетях
Facebook
Вконтакте
Одноклассники

Любовь Толкалина Любовь Толкалина актриса театра и кино
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.

Хотите узнаватьо звездах первыми?
Читай бесплатно
Журнал Караван историй
Журнал Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй