.

Долгое Прощание

История любви одного из лучших поэтов Серебряного века Владислава Ходасевича и писательницы Нины Берберовой была долгой, мучительной и трагичной. Что связывало этих двух людей, несхожих как «стихи и проза, лед и пламень»?
Корней Чуковский (справа)
с Александром Блоком Летом 1922 года, когда Ходасевич с семьей уехал за город, его любовные послания доставлял «связной» — Чуковский. Корней Чуковский (справа) с Александром Блоком Фото: М. Наппельбаум/РИА НОВОСТИ

— Зачем мне идти к вашему мужу? — артачилась Берберова, твердо решив, что между ней и Ходасевичем все кончено, ведь он ее обманул!

— Умоляю, пойдите к нему, успокойте!

Нина, заметив, что бедная женщина прибежала к ней в разных ботинках, сдалась. Стыдно идти, неловко, но как тут откажешь? Увидев Нину, которую буквально за руку втаскивала в комнату жена, Ходасевич вздрагивал, абсолютно терялся и, виновато опустив голову, вздыхал: «Вы обе презираете меня, и правильно».

Глядя на него, Берберова понимала: Владислав, сколько бы ни клялся ей в любви, не в силах сам порвать с женой. Невозможно представить этого тихого человека говорящим своей Нюре резкие, последние слова.

Теперь уж все вокруг знали об их романе и гадали, что же будет дальше. Чуковский писал: «Я был так далек от мысли, что между Ходасевичем и Ниной может быть роман, что заметил его, вероятно, до смешного поздно. То, что Ходасевич влюбился в Нину, мне казалось еще более или менее естественным, но как Нина могла влюбиться в Ходасевича, я понять не мог. Прежде всего она почти на целую голову была выше его ростом. И старше ее он был по крайней мере вдвое. Не к тем принадлежал он мужчинам, в которых влюбляются женщины».

В начале лета 1922 года Ходасевич уехал на дачу с Нюрой и ее сыном, заверив жену, что с Ниной покончено. Берберовой же сказал, что отправляется за город только ради того, чтобы спокойно на воздухе работать, но они будут регулярно видеться. «Связным» стал Чуковский: Ходасевич отправлял конверт ему, а Корней Иванович, получив письмо, нес его Нине на улицу Рылеева. Ее ответы посылались в конвертах, надписанных рукой Чуковского. Позднее Нина сочинила стихотворение, в котором есть такие строки: «Вот церковь — здесь с тобой встречались, / Вот друг — он нам помог не раз, / Мы в этом кресле целовались, / Ну что ж, и креслу — добрый час». Друг — это Чуковский.

Многие твердили Берберовой, что пора опомниться: у нее с Ходасевичем нет будущего, это тупик, никогда он не бросит свою Нюру. И вдруг Владислав пригласил Нину в кафе. Лицо его дышало какой-то торжественной серьезностью.

— Я принял решение, — выдохнул Ходасевич, и плечи его опали, словно с них свалилась страшная тяжесть. — Мы уезжаем за границу — ты и я.

Нина опешила:

— Как за границу? Зачем? А учеба? А родители? А Нюра, наконец? Да и кто нас выпустит, разве вообще возможно сейчас уехать?

Нашли опечатку? Сообщите нам: выделите ошибку и нажмите CTRL + Enter

Новости партнеров
Написать комментарий

Читайте также

Анне Вески. Крутые повороты моей любви

Анне Вески. Крутые повороты моей любви




Мы в соцсетях
Facebook
Вконтакте
Одноклассники

Кэти Холмс (Katie Holmes) Кэти Холмс (Katie Holmes) актриса
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.

Хотите узнаватьо звездах первыми?
Читай бесплатно
Журнал Караван историй
Журнал Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй