.

Долгое Прощание

История любви одного из лучших поэтов Серебряного века Владислава Ходасевича и писательницы Нины Берберовой была долгой, мучительной и трагичной. Что связывало этих двух людей, несхожих как «стихи и проза, лед и пламень»?
Владислав Ходасевич В России Ходасевич был мэтром поэзии, непревзойденным знатоком классического стиха, к его мнению прислушивались Блок и Гумилев, его превозносил Горький. Фото репродукции портрета поэта Владислава Ходасевича работы его племянницы Валентины Ходасевич, из собрания Музея Серебряного века, филиала Государственного литературного музея Фото: ТАСС

Оказалось, оба в Петрограде новички, Ходасевич недавно по приглашению Горького перебрался сюда работать из Москвы, а Нина, дочка крымского армянина Николая Берберова, приехала из Ростова-на-Дону. Там поучилась на историко-филологическом факультете Донского университета, а потом удрала из дома в Петроград, не спросив родителей. Поступила в зубовский институт истории искусств. Стихи пишет столько, сколько себя помнит, и страшно гордится тем, что ее, девятнадцатилетнюю девчонку, уже приняли в петроградский Союз поэтов. Сам Гумилев подписал ее членский билет!

Ходасевич попросил Нину почитать свои стихи. Уговаривать не пришлось: кажется, часа два, не меньше, она читала ему все, что написала с шестилетнего возраста, то и дело невольно дотрагиваясь до его рукава. Эти прикосновения казались ему чарующими и очень интимными. Все в этой девушке понравилось Владиславу: ее непосредственность, громкий голос, веселый смех. Хохоча, она запрокидывала голову, открывая длинную нежную шею. «Посидите со мной еще, Владислав Фели... Фе-о-фа-но-вич?» — смущенно, с запинкой попыталась Нина выговорить трудное отчество — Фелицианович. Он был совершенно очарован.

Теперь каждый вечер, спеша домой со своих лекций, Нина возле «Астории» неизменно встречала поджидающего ее Владислава: невысокого, худого, в пенсне, котиковой шапке и длинной, чуть ли не до пят шубе — с плеча брата, московского адвоката. Разумеется, юной Берберовой очень льстило внимание маститого поэта, она уже знала, что и Блок, и Гумилев, и Ахматова, и Чуковский, да и многие другие литераторы относятся к Ходасевичу с пиететом, что его русский язык, чистота и образность стиха считаются «пушкинской вершиной». Ходасевич был еще и уникальным знатоком Пушкина.

Встречать в Доме литераторов Новый 1922 год Нину первым позвал Всеволод Рождественский. Она-то ждала приглашения от Ходасевича, но тот почему-то медлил. После трехлетнего голода и сурового революционного аскетизма в стране наступил НЭП. Снова вошли в моду балы, пусть и не такие пышные, как прежде, женщины вспомнили о вечерних платьях... Денег на новый наряд у Нины не было, однако она не сильно горевала: пустила в расход бархатную фисташковую занавеску!

Все уже сидели за столом — Всеволод Рождественский, Чуковский, Замятин с женой, Константин Федин с подругой. В последнюю секунду перед боем часов влетел Ходасевич — и Нина с таким шумным облегчением выдохнула, что приятели с любопытством уставились на нее.

Нашли опечатку? Сообщите нам: выделите ошибку и нажмите CTRL + Enter

Новости партнеров
Написать комментарий

Читайте также

Анне Вески. Крутые повороты моей любви

Анне Вески. Крутые повороты моей любви




Мы в соцсетях
Facebook
Вконтакте
Одноклассники

Любовь Толкалина Любовь Толкалина актриса театра и кино
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.

Хотите узнаватьо звездах первыми?
Читай бесплатно
Журнал Караван историй
Журнал Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй