.

Наталья Шмелькова. Мои вальпургиевы ночи

Откровенное интервью о последних годах жизни Венички Ерофеева, о сильных чувствах, странных отношениях и любовном треугольнике.
Наталья Шмелькова, Венедикт Ерофеев и Галина Носова Поначалу Галя опасалась конкуренции в вопросе о наследии Ерофеева, но разглядела мою недальновидность и успокоилась Фото: из архива Н. Шмельковой

— А каким был последний год Ерофеева?

— Разным, но в основном страшным для всех нас. Веня рвался к природе. Часто заговаривал про Кольский полуостров. Когда тоска его становилась особенно острой, мы втроем торчали на даче в Абрамцево.

Я все эти годы вела дневник. Но перечитывая его сейчас, все равно многого не понимаю из того, 1990-го, последнего нашего года...

25 января. Заезжаю на Флотскую. Полный мрак. На столе бутылка бормотухи (!). Депрессия. Заводит Свиридова. На мой приход почти не реагирует. Только: «Ты где была?» Галя рядом. Похоже на выяснение деловых отношений. Вечером она мне звонит: «Заезжай, только ненадолго». Веня берет трубку: «Завтра наконец еду в Абрамцево. Хорошо, если приедешь 3—4 февраля».

3-го я была там. Веничка никого не хочет видеть — все раздражает. Вроде рад моему приезду, но говорит: «Приехала силком». Сосед гулял с собачкой и зашел его проведать. Веничка демонстративно ушел спать, хотя до этого смотрел телевизор, программу «Время», и рассуждал, что Горбачев на пленуме слетит и от этого будет худо всей стране. От приема и Вениного настроения я расстроена. Шалит сердечко. Едва засыпаю.

С утра в комнату заходит улыбающийся Ерофеев с корвалолом и громадным красным яблоком: «Бери! Как красиво — девчонка с яблоком!» Галя уезжает за лекарством. По ее просьбе два местных парня приносят Вене немного самогона. После пары рюмок и легкого завтрака уговариваю его на прогулку. Все время толкает меня в сугробы, и это страшно его веселит. Обедаем втроем. Уже впотьмах с санками отправляемся рубить ветки упавшего неподалеку дуба, чтобы топить печку. Ужинаем под поскрипывание сгорающих веток сырниками с чаем. По телевизору «Новости». Уютно. Еще несколько рюмок, и снова Венедикт становится мрачен. С трудом уговариваю его прогуляться перед сном. Ведет меня не на дорогу, а в сад, где мы почти сразу спотыкаемся и летим в сугроб. «Я предчувствовал, — говорит Веня, — что найдется девчонка, которая приласкает меня, и ею оказалась ты...» Возвращаемся, Галина невозмутимо напевает: «Одна возлюбленная пара всю ночь гуляла до утра».

Там, в Абрамцево, Веня часто просил покатать его на санках. Только когда стемнеет, чтобы никто не видел. И я катала, впрягалась как лошадка и возила его по узким дачным стежкам. Он веселился как ребенок. За месяц до этого врачи сказали, что метастазы пошли в легкие. Это был конец.

4 марта. Вене по-прежнему плохо. Из дома не выходит. Галина предложила вернуться в Москву. «Оттуда гроб легче вытаскивать?!» — обозлился Веничка. И тут же вспоминает, что 14 марта у меня день рождения, и настроение его сразу меняется. Его это начинает страшно веселить. «Этой дуре, — кивая на меня, говорит Гале, — сорок восемь будет! Старушенция!»

Нашли опечатку? Сообщите нам: выделите ошибку и нажмите CTRL + Enter

Новости партнеров
Написать комментарий

Читайте также

Константин Купервейс. Мужской гарем Гурченко: правда и мифы

Константин Купервейс. Мужской гарем Гурченко: правда и мифы




Мы в соцсетях
Facebook
Вконтакте
Одноклассники

Любовь Толкалина Любовь Толкалина актриса театра и кино
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.

Хотите узнаватьо звездах первыми?
Читай бесплатно
Журнал Караван историй
Журнал Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй