.

Бывшая жена Шпаликова: «Я очень старалась, но полюбить Гену так и не смогла…»

Наталья Рязанцева — о трагедии ее первого мужа и автора «песни-эмблемы» поколения 60-х «А я иду, шагаю по Москве».
Наталья Рязанцева Гена с ходу объявил лилипуткам, что я его невеста, и просиживал у нас все вечера. Ему нравилось меня причесывать под «колдунью» Фото: из личного архива Н. Рязанцевой

Тогда же, на питерском мостике, мы были молоды и безалаберны. Уже через час после «любовного обморока» сидели в «Астории» и совершенно забыли про странный инцидент. Познакомились там с какими-то москвичами. Мы постоянно где-то сидели, с кем-то встречались. Гена же очень общительный был, скажет что-то смешное — и люди к нему тянутся.

— Как вы познакомились?

— Шпаликова я знала по ВГИКу, он учился на курс младше меня. Там все им любовались. Поступил легко — писал неординарно, талантливо. За пьесу «Гражданин Фиолетовой республики» ему даже дали какой-то институтский приз. Пришел из училища им. Верховного Совета, там готовили «военное лицо государства». Но Гена уже тогда хотел сбежать от военной карьеры и как раз сломал ногу, его комиссовали. А до этого было Суворовское училище: он из военной семьи. Умел держать выправку, щелкать каблуками, и все преподаватели на него умилялись. Очень приветлив был, любил поговорить со старшими. Помню, однажды Габриловича, мастера нашего сценарного курса, провожал. Мы, остальные, вели себя иначе. И не нужно было это, и стеснялись. Я стеснялась, самой маленькой была.

За мной Гена не ухаживал. Да и я на него не особенно обращала внимание, здоровались в институте — и все. Я тогда выбиралась из неприятной любовной истории, которую можно было бы пережить и полегче… Все ведь состоит из подробностей, которые, поверьте, типичны и неинтересны. Но когда на виду, роман студенческий, и родители узнали… Все было окружено какой-то сплошной гадостью. Если б не нужно было бесконечно объясняться, я завершила бы это легче. Я ведь не однолюбка и весьма цинична была уже тогда. Мучило, конечно, из-за задетого самолюбия в основном...

С Геной же началось все так. Мне дали комсомольское поручение — переписывать население. Гостиница, к которой меня прикрепили, кажется, называлась «Алтай». Там не было иностранцев, селили приезжих с Алтая, из Сибири, бог знает откуда люди приезжали. Требовалось записывать национальность, все как один говорили «русский», хотя изъяснялись с трудом. Кого только не было! Ханты, манси, якуты, чукчи… Приходилось даже ночевать в этой гостинице, чтобы застать всех приезжих и переписать. Вскоре там появился Гена, который помогал мне заполнять и обрабатывать анкеты. Там же, в моем номере с тремя кроватями без белья и лампочкой под потолком, Шпаликов впервые позвал меня замуж. «Мы все равно поженимся! — убежденно говорил он. — И мы будем жить на берегу океана, и у нас будут дети, мальчики. Они станут бегать в полосатых майках, и я научу их ловить рыбу». Продолжая тему полосатых маек, обсудили Хемингуэя…

А потом я поехала в Ленинград с командой ВГИКа играть в волейбол с ленинградскими киноинженерами. Поселили нас в Дом колхозника возле Сенного рынка. Меня определили в комнату к лилипуткам. Кровати там стояли крестьянские — высокие, с подзорами. Лилипуток было три, я четвертая. Подсаживала их на кровати, на которые им самим было не влезть. По вечерам к ним приходил лилипут-мужчина репетировать, он играл на аккордеоне. Инструмент был обычного размера, а музыкант — лилипутом, и от этого казалось, что аккордеон играет сам по себе.

Потом часто ловила себя на мысли: что с Геной связано, все какое-то художественное. Да, вскоре в Дом колхозника внезапно прибыл Гена. Вообще-то он оказался в Питере проездом: вгиковской компанией они ехали кататься на лыжах в Карелию. Гена заехал ко мне и остался.

Поселился в том же Доме колхозника, заходил запросто, с ходу объявил лилипуткам, что я его невеста, и просиживал у нас все вечера. Ему нравилось меня причесывать под «колдунью» — распускать волосы на плечи, как я никогда не носила. Сидела, чувствуя себя большой Гениной куклой. Это было как игра. Во время парикмахерских сеансов он с удовольствием общался с лилипутками. Предлагал им разные песни и частушки для репертуара Сенного рынка. Он хорошо знал поэзию — Пастернака, Цветаеву, Тихонова. И песни пел, сперва чужие, свои появились позже. К своим относился несерьезно.

Нашли опечатку? Сообщите нам: выделите ошибку и нажмите CTRL + Enter

Новости партнеров
Написать комментарий




Мы в соцсетях
Facebook
Вконтакте
Одноклассники

МакSим МакSим певица, композитор
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.

Хотите узнаватьо звездах первыми?
Читай бесплатно
Журнал Караван историй
Журнал Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй