.

История мучительной любви знаменитого русского художника Федора Рокотова

Старинный портрет, который однажды пожелала продать некая дама, неожиданно приоткрыл одну тайну художника.
Фото репродукции портрета Н.Е. Струйского работы Ф. Рокотова, 1772 г. Как-то среди ночи «блажной барин», как называли Струйского рузаевские крестьяне, сообщил жене, что проиграл ее в карты Фото: Государственная Третьяковская галерея/фото репродукции портрета Н.Е. Струйского работы Ф. Рокотова, 1772 г.

Вспомнилась бабушка, чью романтическую историю он только что поведал Катеньке. Она одна все его тридцать лет относилась к нему по-человечески. Ведь был Александр Полежаев незаконнорожденным сыном Леонтия Струйского и дворовой девки Аграфены. Бабушка велела показать ей ребенка и заключила: «Моя кровь, он еще род наш прославит. Бросать нельзя, Леонтий, слышишь?» — и приказала окрестить в свою честь Александром.

Аграфену сбыли с рук — выдали вольную и обвенчали с саранским мещанином Иваном Полежаевым, которому бабка заплатила за то, чтобы мальчика записали его сыном. Отчим тянул деньги из Струйских, стал пить, во хмелю устраивал безобразные дебоши, а потом и вовсе пропал без вести, к великому облегчению маленького Саши.

Леонтий забрал вдовую Аграфену с сыном, поселил в одной из многочисленных деревень, принадлежавших Струйским, и иногда навещал их. Умерла Аграфена, когда мальчику едва исполнилось шесть лет. Его пристроили в семью дальних родственников Струйских. А скоро мальчик лишился и отца. В Рузаевке произошел дикий случай — Леонтий поленом и розгами забил до смерти управляющего. Не иначе взыграла кровь покойного «блажного барина» Николая Еремеевича. После суда Леонтия сослали в Сибирь и лишили всех чинов и дворянства. В Тобольске он умер. Бабушка Александра Петровна как-то сразу постарела, в ней уж никто больше не мог угадать былую красавицу с рокотовского портрета. Стараниями бабки Александра отправили в Москву и поместили в пансион. Александра Петровна писала внуку письма, навещала, мальчик часто ездил к ней в Рузаевку.

От Полежаева не укрылись мимолетные нежные взгляды, которые бросала на него украдкой юная Катя Бибикова. Вчера под луной они катались на лодке по Москве-реке — Катенька была со своим братом и младшей сестрой. Посреди реки она увидела белую кувшинку и вскрикнула от восторга. Александр перегнулся через борт и достал цветок вместе с плотным зеленым листом, а потом смотрел, как она положила кувшинку на томик Гюго, который носила с собой.

Но что он может дать ей? Лишь затащит в ту трясину, в которой с рождения барахтается. И его дурная кровь, куда же от нее... Пусть эта девочка так и останется для него летней сказкой.

Накануне его отъезда в полк Иван Петрович Бибиков позвал поэта в свой кабинет. Разговор начал издалека, и это насторожило Полежаева — все жандармы они жандармы и есть, хоть и не у дел уже.

— Дорогой мой Александр Иванович, как христианин и отец семейства все эти дни я раздумывал, что бы мог сделать для вас. Вот и дочери вы очень по нраву... Она недавно просила за вас, и я не могу теперь не принять участия в вашей судьбе. Знаете, наша семья ведь в родстве с Бенкендорфом, да и связей я сохранил немало, хотя и отошел от службы. Я написал прошение на высочайшее имя, извольте прочесть. Счел нужным упомянуть, что тяготы походов изменили вас, вы переродились. В восемнадцать лет чего не сделаешь по горячности и неопытности! Днями вы написали замечательное стихотворение «Тайный голос», его недурно бы приложить к прошению. Только не могли бы вы прибавить здесь под конец что-то вроде просьбы о прощении? Ну и ваша подпись, конечно, необходима.

— Я перед царем ни в чем не виноват, просить прощения мне не в чем, — голос Полежаева звучал сухо.

— Но вы должны понимать, сколь многое вас разделяет сейчас с Екатериной Ивановной. Поймите, когда займете достойное место, я сделаю все, чтобы расстояние, которое вас разделяет сейчас...

Полежаев горько рассмеялся. Торговец! Истинный торговец! Вот и конец летней сказке.

— Прошу передать мой поклон и извинение Екатерине Ивановне, — он поднялся, — что не смог попрощаться с ней, ибо меня на день раньше вызвали в полк.

Неделю спустя Александре Петровне сообщили, что по пути из Ильинского в Зарайск ее внук бежал и в полк не прибыл. Разыскали его с большим трудом, подвергли телесному наказанию и вновь посадили на гауптвахту. Струйская хлопотала за внука, но так ничего и не смогла сделать. Выйдя из каземата, Полежаев принялся пить горькую и как-то в казарме в ответ на замечание офицера послал того по матушке. Снова был бит и посажен в цепи. И так продолжалось пока зимой 1838 года не успокоила его чахотка в Лефортовском военном госпитале. Похоронили Александра на Семеновском кладбище, от которого рукой подать до Старой Басманной, где некогда жил художник Рокотов.

Нашли опечатку? Сообщите нам: выделите ошибку и нажмите CTRL + Enter

Новости партнеров
Написать комментарий

Читайте также

Почему так рано ушла Анна Самохина?

Почему так рано ушла Анна Самохина?




Мы в соцсетях
Facebook
Вконтакте
Одноклассники

Константин Эрнст Константин Эрнст генеральный директор ОАО «Первый канал»
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.

Хотите узнаватьо звездах первыми?
Читай бесплатно
Журнал Караван историй
Журнал Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй