.

История мучительной любви знаменитого русского художника Федора Рокотова

Старинный портрет, который однажды пожелала продать некая дама, неожиданно приоткрыл одну тайну художника.
Кабинет фаворита императрицы Елизаветы Петровны и основателя Академии художеств Ивана Шувалова Фото: Исторический музей/фото репродукции картины «Кабинет И.И. Шувалова» работы А. Зяблова, 1779 г.

Конечно, все в Воронцово знали, чей Федя сын, но вслух об этом никогда не говорили. Петр Иванович был барин рачительный и к люду своему милостивый. Однажды даже крестьяне двух его деревень, узнав, что Репнин хочет продать их Долгоруким, взбунтовались и остались в воле Петра Ивановича. Мать Федя помнил большеглазой, всегда испуганно-тихой. Петр Иванович ее больше к себе наверх не требовал. Отчим, Степан Рокотов, репнинский кузнец, приемыша тихо ненавидел, но тронуть боялся — барин частенько звал сына в дом, справлялся об учебе. Кузнец вымещал злость на жене, знал — не пожалуется. Повзрослев, Федя вспоминал, как вдруг появлялись у матери синяки и шишки, как слышал ее плач украдкой по ночам.

Науки давались Феде легко, особенно нравилось рисовать. Часто, когда у Репнина собирались друзья, мальчика звали в гостиную — отец хотел, чтобы тот учился вести себя «промеж господ», эти уроки очень пригодились академику Рокотову впоследствии.

Как-то вечером за игрой в карты и винами хозяин сидел в Воронцово вместе со старинным приятелем. Тот подцепил с ковра Федины листочки, спросил, им ли это намалевано. Федор испугался, но твердо ответил, что все листочки — его.

— А мальчишка-то твой с талантом, — заметил гость, — найми ему сведущего рисовальщика для учения и поглядишь, что из него выйдет.

Приятелем этим был фаворит императрицы Елизаветы Петровны, в недалеком будущем всесильный Иван Шувалов, основатель Московского университета и Академии художеств. Но отец по-другому видел Федино будущее:

— Служить пойдет.

Да, нужно поблагодарить судьбу. Хоть и выпало полусиротское детство, но ведь могло и того хуже быть. Когда Феде сравнялось тринадцать, отец вызвал его к себе и объявил: он отправляется в Петербург, в Сухопутный шляхетный корпус, чтобы в течение семи лет обучаться наукам, после чего будет выпущен в военную службу. «Получишь чин — делай что хочешь, — Репнин взял сына за подбородок, строго заглянул в глаза, — да примечай кругом. В Шляхетный дворянских недорослей отправляют, заводи знакомства, не сиди бирюком — оно пригодится».

Тянулись дни — серые, похожие друг на друга, как ряд одинаково застеленных кроватей в казенном дортуаре. Позже Федя понял, что отец знал, о чем говорил: сначала в Шляхетном, а затем выйдя на военную службу, он и впрямь завел много полезных знакомств.

Среди новых приятелей оказался Николай Струйский, недолго прослуживший в Преображенском полку. Был он из пензенских дворян, чудаковатый поклонник Сумарокова, стремившийся прослыть поэтом. Вот только музы его совсем не жаловали. Несуразные вирши сыпались из бедолаги без удержу, и среди однополчан он был вечным предметом насмешек. Федору приходилось брать под свою защиту незадачливого рифмоплета.

Кто бы знал тогда, чем кончится это знакомство!

— Федор! Ба! Ты ли это? Наслышан, наслышан!

— Николашка! Давно ли тут?! Ничуть не изменился! Все складываешь вирши? — двое приятелей столкнулись на парадной лестнице Аглицкого клуба в Москве.

Выяснилось, что на Николая снизошло богатство. В семидесятые годы Россию поразили две напасти — чумная эпидемия и пугачевский бунт. Множество родичей Струйского унесла смертельная болезнь, кого-то вогнал в гроб «мужицкий царь». Николай Еремеевич сделался вдруг наследником богатых имений и больших капиталов. В двадцать два года он вышел в отставку — к чему теперь служба, когда его московские, пензенские и сибирские имения дают денег намного больше, чем он может потратить?

— А я женился совсем недавно. По второму разу. Первая супруга родами скончалась — и сама умерла, и девочек-близняшек с собой утянула... Сашенькая моя — ангел небесный, почтивший прикосновением своей ножки грешную нашу стезю.

— Ну вот, опять вирши! — засмеялся Федор Степанович, — все тот же!

— Ты ее еще увидишь, мою Сапфиру!

— Сапфиру? Отчего Сапфиру?

— Вот глаза ее увидишь — тотчас поймешь почему. А ты, брат, слышал я, в гору пошел. Во дворец запросто хаживаешь.

Нашли опечатку? Сообщите нам: выделите ошибку и нажмите CTRL + Enter

Новости партнеров
Написать комментарий

Читайте также

Почему так рано ушла Анна Самохина?

Почему так рано ушла Анна Самохина?




Мы в соцсетях
Facebook
Вконтакте
Одноклассники

Мэрилин Монро (Marilyn Monroe) Мэрилин Монро (Marilyn Monroe) актриса, певица, модель, продюсер
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.

Хотите узнаватьо звездах первыми?
Читай бесплатно
Журнал Караван историй
Журнал Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй