Ник Полторанин: «Я долго-долго ждал Агузарову»

«Я знал Жанну иной. И со мной у Агузаровой была настоящая жизнь, «жизнь до Марса».
Мы с Жанной сразу поняли на тонком уровне: «Есть контакт!» Иначе Агузарова так легко не пригласилабы лететь с ней в Москву. Ник Полторанин, 1985 г. Мы с Жанной сразу поняли на тонком уровне: «Есть контакт!» Иначе Агузарова так легко не пригласилабы лететь с ней в Москву. Ник Полторанин, 1985 г. Фото: Из архива Н. Полторанина

Может, и не самый романтичный фильм, но выбора особого не было… Потом я иду провожать Жанну до номера. Возле двери она предлагает: «Зайдешь ко мне?» И когда после душа появляется уже безо всяких нарядов, нравится мне еще больше прежнего… Так начались наши отношения. Остроты добавляло то, что мы пока решили хранить их в секрете.

На следующий же день вместе со всеми звездами едем на «Медео» — высокогорный каток. В машине я взволнованно веду экскурсию, спутница глазеет по сторонам, выстукивая ногтями ритм на стекле и улыбаясь во весь рот. Над горами красным пятнышком маячит воздушный шар… По прибытии в спорткомплекс организаторы фестиваля предлагают и нас запустить в небеса. Дружно приходим в восторг: «Летим!» Жанна не боялась, она даже любила высоту — в отелях предпочитала селиться на последних этажах, чтобы обозревать город.

А из корзины, с высоты птичьего полета Алма-Ата как на ладони. Мы видим всех, а нас — никто, и в облаках скрепляем наш тайный союз поцелуем.

Я не дарил Жанне цветы, в них не было необходимости — весь ее номер и так был уставлен букетами от поклонников, ваз не хватало. Мы оба сразу поняли на тонком уровне: «Есть контакт!» Иначе Агузарова так легко не пригласила бы лететь с ней в Москву. И мне ее яркая личность к тому времени крепко запала в душу.

Квартиру Жанна снимала в районе Лианозова. В подъезде — молодежная компания стиляг. Цветные галстуки, яркие ботинки. Парень в зеленом пиджаке кидается нам чуть ли не под ноги: «Жанна, черкни автограф» — и протягивает коробок спичек.

Но подруга моя проносится мимо с надвинутой на лоб кепкой. «Что встал? Быстрей! — тянет меня за рукав, буквально впихивает в квартиру на первом этаже и захлопывает дверь. — Не обращай на них внимания!»

Ее квартира больше напоминает мини-студию звукозаписи: магнитофон, колонки, стойка с микрофоном, вдоль стены — коробки с кассетами. Я тут же занимаю главный предмет уюта — импортный диван и отмечаю, что кроме штор окна завешаны пледом. «Они заглядывают в любую щель и фотографируют», — снова пожаловалась Жанна на поклонников. А в Америке потом отчасти радовалась, отчасти скучала по ним: «Надо же, никто на меня здесь не смотрит».

Дома моя девушка пребывала в бесконечном творческом процессе.

Даже если просто сидела с отрешенным видом, стуча по столу ладошками. Из инструментов в жилище — лишь уникальный голос Агузаровой. Он тут же воспроизводил придуманную мелодию. Если я влезал в этот вдохновенный миг с бытовым вопросом: «Может, чайку?», Жанна как отрезала: «У меня тут музыка! Это тебе не ветер в сосне шумит!» Иногда я ей подыгрывал: она запрыгивала на стул и начинала петь, я подхватывал ее на руки и целовал…

Во многом Жанна вела себя как ребенок. Когда я учил ее водить машину, она обращалась к автомобилю как к живому существу: «Эй, машинка, ты меня не подведи!» — поглаживала руль, задабривая «москвичонка». Всем известно, что Агузарова — человек настроения. Я к этому привык и смирился. Придет домой — кинет куртку на стул. «А повесить?» — спрашиваю.

Во многом Жанна вела себя как ребенок. Я к этому привык и смирился Во многом Жанна вела себя как ребенок. Я к этому привык и смирился Фото: Из архива Н. Полторанина

«Поухаживай!» — бросает через плечо. Быт нас не тяготил: готовить оба не любили, так что обедали в кафе. Как-то сидим на кухне, едим заказанное в узбекском ресторане мясо, и вдруг кусочек падает на пиджак, в котором Жанна собралась на улицу. Она снимает его и обиженно швыряет в мою сторону. Аккуратно складываю пиджак на коленях и делаю вид, будто ничего не произошло, — понимаю: она устает на концертах.

Тут еще, наверное, все дело в воспитании. Жанна, с одной стороны, рано оторвалась от родителей — сразу после школы отправилась из своего захолустного Туртаса Тюменской области завоевывать Москву. С другой — ее отец Хасан оторвался от семьи Агузаровых еще раньше. И хотя Жанна о нем мало что знала, мысленно связь с ним не прерывала никогда. «Ты знаешь, что по отцу-осетину у меня восток в крови», — и как знак особого отличия ручкой нарисовала один раз у себя на плече полумесяц.

Хотя ей вообще нравились разные небесные тела: на предплечьях изображались также звездочка или солнышко, причем настолько искусно, что многие принимали за татуировку. Гордилась Жанна и отцовской фамилией.

Ее мать Людмила Савченко жила с младшим сыном Димкой в обычном деревянном доме — до сих пор мне трудно понять, как в таких условиях возник самородок —Жанна Агузарова. За все время мы их навестили всего лишь раз, и то побыли в гостях всего пару часов. Машина осталась нас ждать у ворот… «Это Коля, мой жених», — представила меня Жанна. Тут же вынесли на улицу стол, мама достала соленья, огурчики, картошку — так отметили знакомство… «Жанна у нас с детства девочка необычная, всегда хотела быть артисткой», — сообщила мама, радуясь успехам дочери.

Нашли опечатку? Сообщите нам: выделите ошибку и нажмите CTRL + Enter

Новости партнеров
Написать комментарий

Читайте также





Мы в соцсетях
Facebook
Вконтакте
Одноклассники


Оксана Федорова Оксана Федорова телеведущая, модель, певица, юрист, «Мисс Вселенная-2002»
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.

Хотите узнаватьо звездах первыми?
Читай бесплатно
Журнал Караван историй
Журнал Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй