Джордж Гершвин: Сбежавший жених

Джордж понимал, что мать ревнует его: мама Роза просто боится, что любимого сына захомутает вертихвостка.

Даже если он всю ночь — как обычно и бывало — сидел за роялем, все равно сам бежал варить кофе для явившегося спозаранку без приглашения журналиста, принимал и угощал отменным маминым печеньем студентов, обрушивающих на него шквал своих эмоций; случалось и так, что он часами играл для одного забредшего к нему слушателя: не выгонишь ведь человека, если ему интересно. Являлись к нему знакомиться и эмансипированные барышни — в него нередко влюблялись с первого взгляда, одна рыжеволосая красотка даже ухитрилась пробраться в комнату Джорджа через балкон. Он ненавидел разочаровывать людей — и барышня получила свое.

Обычно, усевшись сочинять, Джордж сразу забывал о своих пассиях, но после вечеринки у Уорбургов перед глазами то и дело всплывало свежее, артистично гримасничающее лицо Кей — не влюбился ли он всерьез?

Напрасно! Она же чужая жена, и ко всему прочему у нее три маленькие дочки! Тем не менее вспыхнувший между ними роман был не похож ни на один из прежних гершвиновских увлечений. Кей оказалась не просто красавицей с мягким роскошным телом, к которому так и рвались его руки. Дочь известного нью-йоркского музыкального критика Сэмюэла Свифта, она сама была пианисткой и композитором, а в юности даже концертировала, исполняя камерную музыку Бетховена и Брамса. В отличие от Джорджа Кей получила полноценное классическое музыкальное образование — она окончила престижную нью-йоркскую музыкальную школу «Джульярд». Угораздило же его впервые в жизни влюбиться в женщину, с которой он мог не только на равных разговаривать о музыке, но и сполна ощущать всю свою припрятанную от посторонних глаз неполноценность.

— У кого ты окончил класс композиции?

— У…

самого себя! — прорычал Гершвин, ерзая на стуле: он не выносил подобных разоблачений.

Отвернется от него эта аристократическая краля после подобных признаний! Она ведь уже сказала, что ходит исключительно в «Метрополитен-опера», а на Бродвее развлекаются вроде как одни недоумки. Едва ли она придет в восторг, узнав, что он из совсем простой среды еврейских иммигрантов, где престижно стать бухгалтером или менеджером, но только не музыкантом! Какая уж там консерватория...

Однако Кей слушала Гершвина с живейшим интересом и несколько раз, искренне смеясь, сказала, что ей нравится его еврейский акцент.

И акцент заметила! Неужели он зря выбрасывает деньги на логопеда из Голливуда, чтобы только избавиться от одесского выговора? Куда же от него денешься, если его матушка — в девичестве Роза Брускин — родом из Одессы; отец Моррис — то есть, конечно, в оригинале Мойша Гершовиц (Гершвинами они стали в эмиграции), в свое время бежал от бедности из Санкт-Петербурга, уже в Нью-Йорке познакомился с Розой и женился на ней. Отец зубами, руками, когтями из последних сил и любой ценой бился, чтобы обеспечить своей семье хорошую жизнь в Америке. Рестораны, кондитерские, турецкие бани — какой только бизнес он не затевал! Последний его ресторан на первом этаже их старого дома уже приносил солидный доход — лучший «русский» ресторан во всем их бедном иммигрантском районе в Нижнем Ист-Сайде.

Пианино купили только потому, что оно появилось в доме у тетушки Кейт, а у тетушки Кейт оно появилось потому, что сей престижный предмет меблировки приобрели ее соседи Абрамсоны.

Пока Кей прилежно разучивала гаммы в «Джульярде», 11-летний Джордж атаковал пианино, как ценный вражеский трофей, иногда по ночам, под оханье мамы Розы и окрики отца, что, мол, оно не для него, лоботряса и двоечника, предназначено. На нем должен был играть старший брат Айра, тихоня и отличник, но тот ненавидел черное чудовище, а Джордж, и вправду лодырь и вечно последний ученик, пристрастился к занятиям музыкой, после того как услышал, как играет на скрипке «Юмореску» Дворжака его соученик. В Гершвина тогда впервые вошла музыка и захватила его целиком, дома он сумел по памяти подобрать услышанную мелодию на пианино, тыча неловкими, как слепые котята, пальцами в частокол белых и черных клавиш.

За Гершвином тянулся шлейф удачливости, деньги он мог швырять, словно песок. Берлин, 1928 г. За Гершвином тянулся шлейф удачливости, деньги он мог швырять, словно песок. Берлин, 1928 г. Фото: Fotobank.com

Он так извел родителей своим треньканьем, что наконец ему решили взять учителя. После нескольких непритязательных грошовых педагогов он перешел в руки довольно опытного Чарльза Гамбитцера, потом его сменил другой известный музыкальный педагог — Хатчесон…

— И тебя после этого приняли в консерваторию? — восхищенно воскликнула Кей.

Никуда его не приняли! После этого Джордж в 15 лет бросил школу и больше нигде никогда не учился! В школе ему было невыносимо скучно, но при этом он очень стыдился перед родными своих неуспехов. Еврейский мальчик обязан быть первым учеником — это хором вбивали в него бабка Мэри и мама Роза.

Нашли опечатку? Сообщите нам: выделите ошибку и нажмите CTRL + Enter

Новости партнеров
Написать комментарий

Читайте также





Мы в соцсетях
Одноклассники
Facebook
Вконтакте


Агния Дитковските Агния Дитковските актриса театра и кино
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.

Хотите узнаватьо звездах первыми?
Читай бесплатно
Журнал Караван историй
Журнал Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй