Галина Евдокимова: «Мой Миша... он не только мой»

«Миша, вернись сюда, пожалуйста... Я так устала без тебя! Ты слышишь?»
Мы с Анечкой остались вдвоем и выстояли. А потом появился маленький
Мишенька... Михаил Сергеевич Евдокимов  Мы с Анечкой остались вдвоем и выстояли. А потом появился маленький Мишенька... Михаил Сергеевич Евдокимов Фото: Алексей Абельцев

Он тоже твердит: «Понятия не имею... Ни малейшего представления...»

Я все никак в толк взять не могла: как же никто ее не знает, если она была в кругу только самых близких?

Ну а потом выяснилось... Я узнала, кто эта женщина. Она оказалась матерью Мишиной дочери. Дочери, которой на тот момент было уже десять лет.

...Как я это пережила? Не знаю... Объяснить словами сложно. Каждая клетка моего тела болела, я не могла пошевелиться и задавала только один вопрос: «Как это все случилось? Почему? Почему Миша?» И вдруг выясняется, что Миша, мой Миша... он не только мой... С ним рядом были другие люди... И я ни о чем не подозревала... От этого можно было сойти с ума.

И я сошла бы, если бы не Анюта. А ведь ей было в сто раз тяжелее, чем мне.

...Что у папы есть дети, Анюта тоже узнала после того, как Миши не стало. Мир не без «добрых людей». Я выяснила, что у мужа есть Настя, а Анюте рассказали и о ней, и о Дане...

Помню, дочь пришла ко мне в палату... Глаза, полные слез. Для нее папа, семья — тот фундамент в хрупком окружающем мире, без которого она себя не мыслила. Папа и мама — это была константа... А тут...

Анюта не знала, как сказать мне. А я не знала, как сказать ей... Смотрим друг на друга и плачем. Я хочу ее успокоить, а язык будто свинцом налился...

Ну как объяснить дочери то, что у самой в голове не укладывается?

Но Анюта очень мудрая. Уже когда мы с ней все друг другу рассказали, дочь нашла в себе силы не ожесточиться. Не потеряла веру в людей. Еще и меня поддерживала. «Мама, знаешь, что бы ни открылось сейчас, папа всегда был с нами... Он любил нас... Любовь ведь нельзя сыграть... Это было... А дети... Они же ни в чем не виноваты». — «Дети правда не виноваты...» — «И ты должна подняться... Ради папы, ради меня...» — «Я поднимусь, Анютик... ради папы, ради тебя...»

...Позже выяснилось, что многие наши друзья были в курсе Мишиной «другой» жизни. Говорили: он больше всего боялся, что мы с дочкой когда-нибудь все узнаем, не хотел причинять нам боль...

— Галя, неужели вы ничего не замечали?

— Знаете, до меня доходили какие-то слухи с гастролей — о том, что к Мише приезжала женщина... Какие-то отзвуки доносились. Но ничего конкретного. Никаких имен я не знала.

А после гастролей Миша возвращался в наш дом. И все шепоты и шорохи оставались за порогом. Семья, наша семья при всей Мишиной другой жизни была его крепостью. Я точно знала: нас с Анютой он ни на кого не променяет.

...Когда я лежала в палате и думала, что мой мозг вот-вот взорвется оттого, что я в тысячный раз задавала себе вопрос, почему все так произошло, мне отчаянно хотелось поговорить с Мишей! Я должна была услышать от него хоть какое-то объяснение. Но поговорить было уже нельзя... Это просто испепеляющее душу состояние — понимать, что на твой вопрос никогда не ответят...

Пока я лежала в больнице, мать Насти подала заявление о вступлении в наследство. А через три года начался суд и разбирательства. И никак она не может остановиться. Как в сказке о рыбаке и рыбке — чем дальше, тем большие запросы.

Я часто мысленно обращаюсь к Мише: «Миша, ты слышишь! Вернись хоть на мгновение, хоть на одну секунду... Чтобы остановить эту волну. Это бесконечное полоскание твоего имени...»

Беда проявляет человека — это совершенно точно. Мама Мишиного сына, Дани, ничего не требовала, не выпячивала себя. И я через четыре года после того, как Миша ушел, ее приняла. Простила. На это ушло много времени, но я смогла...

Просто поняла — у меня есть два варианта: или сойти с ума, пытаясь найти ответы на вопросы, которые навсегда останутся неотвеченными, или примириться с действительностью — такой, какая она есть.

Главное, чтобы Мишин сын рос счастливым.

Мы с Инной встретились в храме, я позвала ее на годовщину Мишиной гибели. Она приехала с Даней. Подошла ко мне и сказала: «Простите... Никогда не хотела, чтобы вы страдали...» Инна очень хотела ребенка. Для себя в первую очередь. Сейчас растет хороший мальчик...

— А что с той, другой женщиной?

— Я желаю Мишиной дочери только всего самого хорошего. Но с ее матерью у нас никак не получается достичь понимания. Кажется, ее увлекает сам процесс противостояния. А так хочется, чтобы вся эта история поскорее закончилась.

Чтобы просто жить и радоваться...

...Знаете, за последние пять лет — а именно столько прошло с момента, как Миши нет, — моя жизнь перевернулась. Я пережила землетрясение... и уцелела. Заново научилась улыбаться, радоваться дню за окном.

Мы с Анечкой остались вдвоем и выстояли. А потом появился маленький Мишенька... Михаил Сергеевич Евдокимов. Полный тезка Михаила-старшего. Когда я взяла внука на руки, поняла, что любовь вернулась... Наша с Мишей любовь... Она в этом маленьком мальчике. И она дает силы жить дальше...

Благодарим мебельный салон «Интерни» за помощь в организации съемки

Нашли опечатку? Сообщите нам: выделите ошибку и нажмите CTRL + Enter

Новости партнеров
Написать комментарий

Читайте также

Юлия Ковальчук: «Опасность рядом!»

Юлия Ковальчук: «Опасность рядом!»





Мы в соцсетях
Facebook
Вконтакте
Одноклассники


Анатолий Эфрос Анатолий Эфрос режиссер
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.

Хотите узнаватьо звездах первыми?
Читай бесплатно
Журнал Караван историй
Журнал Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй