.

Ирина Шевчук. Мои спасительные «Зори»

«Нам надо расстаться», — сказал Нигматулин. Слез не было, в голове крутилась одна мысль: «Талгат меня предал...»
Станислав Ростоцкий Когда я пришла на пробы, Станислав Иосифович куда-то спешил и вместо «Здравствуйте» бросил: «Ой, что это за пигалицу привели?» Фото: Н. Малышев/ТАСС

Сначала комната Нигматулина и Коли Еременко находилась напротив нашей на пятом этаже, и я угадывала шаги Талгата в коридоре, а позже они переехали на четвертый, но я чувствовала любимого и на расстоянии, как будто мы были связаны невидимой ниточкой. Вот хлопнет дверь такси, я вздрагиваю и меняюсь в лице. Девчонки говорят: «Ну все, Талгат приехал». И начинают надо мной ржать. Проходит минут семь, и он действительно появляется в дверях.

А однажды Нигматулин надолго исчез. Не передать, как мне было плохо, мучилась, не спала ночами, сходила с ума. И вот как-то вечером слышу: такси подъехало — он! Но Талгат ко мне не поднялся, и я пошла к нему сама. Комната утопала во мраке, он лежал на кровати, я присела рядом:

— Нам надо поговорить.

— Нам надо расстаться... Меня разыскала Таня, она тяжело больна, положение безнадежное, я должен быть с ней рядом...

Таня — его первая любовь, они познакомились, когда Талгат учился в цирковом училище. Нигматулин, как и Коля Еременко, верность женщинам не хранил, так что долгим роман их не был. Но периодически Таня проявлялась в его жизни и, как потом выяснилось, манипулировала им, выдумывая несуществующие смертельные хвори. А для меня, восемнадцатилетней, те слова стали страшным ударом! В одну секунду мир рухнул, все почернело. Не помню, как встала, как дошла до своей комнаты и упала на кровать. Слез не было, в голове крутилась лишь одна мысль: «Он тебя предал!»

Было очень больно, но я, что называется, собрала волю в кулак и дала слово: на наших отношениях поставлен крест, я буду делать все, чтобы больше никогда не пересекаться с Талгатом. Выполнить такое обещание было нелегко — здание ВГИКа невелико, там все постоянно друг с другом сталкиваются. Но я старалась и едва заслышав голос Талгата, сворачивала в другую сторону.

Страдала так, что чуть не разрушила свое будущее: не могла репетировать, постоянно пребывала в жутком, угнетенном состоянии. Словом «депрессия» тогда не разбрасывались, но уверена, у меня была именно она.

Однажды мрачная иду из института. Вдруг кто-то хватает меня за руку. Обернулась и отпрянула: цыганка!

— Дай копеечку, я тебе погадаю!

— Отстань!

Знаю, что с цыганками связываться нельзя. Но она оттеснила к стене дома и говорит:

— Ничего мне не надо! Чего ж ты так горюешь?! Скоро все плохое позабудешь!

Вспомнила ее слова, когда судьба сделала подарок: Станислав Ростоцкий утвердил меня на роль Риты Осяниной в картину «...А зори здесь тихие». И началась совсем другая жизнь: в киноэкспедиции меня окружали новые, прекрасные люди. Талгат если и не забылся, то отошел на задний план. И меня это вылечило, любимая работа вообще лечит. А Нигматулин окончил ВГИК, вернулся в Узбекистан, стал сниматься, женился, развелся...

Нашли опечатку? Сообщите нам: выделите ошибку и нажмите CTRL + Enter

Новости партнеров
Написать комментарий

Читайте также

Борис Грачевский. На старые грабли

Борис Грачевский. На старые грабли




Мы в соцсетях
Facebook
Вконтакте
Одноклассники

Константин Эрнст Константин Эрнст генеральный директор ОАО «Первый канал»
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.

Хотите узнаватьо звездах первыми?
Читай бесплатно
Журнал Караван историй
Журнал Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй