Кира Прошутинская о Гурченко: «Муж спасал ее от усталости и отчаяния»

Он всегда был рядом с ней. Вернее, на шаг позади (или в стороне). Не из-за комплексов. Просто так ему было виднее, что нужно той, кому он искренне и преданно служил.
Кира Прошутинская. Сергей Сенин и Людмила Гурченко Кира Прошутинская. Сергей Сенин и Людмила Гурченко Фото: из личного архива С. Сенина, Геворг Маркосян

Он всегда был рядом с ней. Вернее, на шаг позади (или в стороне). Не из-за комплексов. Просто так ему было виднее, что нужно той, кому он искренне и преданно служил. Это был его выбор, выбор сильного самодостаточного мужчины — служить женщине, которую он боготворил с восемнадцати лет…

...Полтора года мы не виделись с ним. С того дня, когда он впервые отмечал день рождения Людмилы Марковны без нее.

Потому что Гурченко уже не было в этом мире, на этом свете, который в последние несколько лет стал для нее невыносимо трудным. Мне кажется, что только Сергей «держал», спасал жену от усталости и отчаяния. Из семи дней недели пять были заполнены тем, что он уговаривал ее жить. «Нет, она не капризничала, не истерила — просто говорила, что нужно уйти, потому что ничего не сумела сделать в профессии стоящего. Она спокойно относилась к своим ролям в «Пяти вечерах» и «Двадцати днях без войны». Считала, что с такими режиссерами, как Никита Михалков и Алексей Герман, сыграть достойно могла бы любая другая актриса. А ей хотелось играть в мюзиклах! Люся была уверена, что рождена именно для этого жанра», — сказал Сергей, когда мы с ним встретились в уютном ресторане ЦДЛ, который стараниями Кати Уфимцевой стал любимым практически для всех актеров, режиссеров, литераторов.

Я не могу себе объяснить, почему весь последний год готовилась к тому, чтобы уговорить неразговорчивого, закрытого Сергея Сенина рассказать мне про их семью, про их жизнь, которая для большинства была terra incognita.

И только те, кого они любили-уважали, кем восхищались, могли прийти в этот дом. Старый, с вечно неработающим лифтом, выщербленными ступенями и простыми соседями. А квартира была замечательная! Такая бонбоньерка с антикварной мебелью, кружевными скатертями, широкими подоконниками, на которых стояли урановые безделушки из прошлого века. Уран — особое зеленое стекло — был непонятной и необъяснимой для меня страстью Людмилы Марковны. Она и Сергея потом «заразила». Гурченко охотилась за этими с виду простыми штучками по всей России.

Ей их дарили, привозили, рассказывали, у кого можно купить.

В их квартире я была всего однажды. Мы смотрели только что сделанный Гурченко и Сениным фильм «Пестрые сумерки». Народу на этом «закрытом показе» было немного, человек пять-шесть. И мне было приятно, что я попала в такую замечательную компанию.

Тогда меня удивила Людмила Марковна — никогда не предполагала, что может она быть такой тихо-домашней, такой нежно-радушной, с гордостью показывающей свой любимый дом-мир. Мы были знакомы давно: я ее боготворила и побаивалась, она, как выяснилось, почему-то ценила меня как профессионала, говорила замечательные слова, которые услышать от нее, прямой и резкой, было особенно важно.

Мы встречались на ее юбилеях, премьерах. Приглашал нас всегда Сергей, Сергей Михайлович Сенин — ее муж, вежливый, сдержанный, серьезный. Я сразу узнавала его по телефону: характерная хрипотца и легкий одесский говор. Он всегда был рядом с ней. Вернее, на шаг позади (или в стороне). Не из-за комплексов. Просто так ему было виднее, что нужно той, кому он искренне и преданно служил. Это был его выбор, выбор сильного самодостаточного мужчины — служить женщине, которую он боготворил с восемнадцати лет. Он был моложе ее на двадцать пять. «Я не замечал эту разницу, она считала ее трагической», — сказал он.

Итак, я вошла в ресторан. Сергей сидел почти у входа, в углу. Чуть погрузневший, в черном тонком свитере, через который просвечивал нательный крест.

Пиджак расстегнут, в руках — айфон. На столике чашка дымящегося кофе и рюмка с остатками коньяка. Поздоровались, поцеловались.

— Что вы закажете? — спросил он.

— Немножко коньяку и медовик.

Начали разговор с безопасно-необязательного — работы, актеров, как уже удалось перестроить экономику в Театре Джигарханяна, куда Армен Борисович пригласил Сенина директором. Долго уговаривал: «Сыночка, приходи, это и тебе будет нужно!» Сборол он Сергея: после тяжелого года без Люси Сенин впервые начал работать по-настоящему.

У него по-прежнему грустные глаза, отрешенное лицо. Айфон Сергей положил «яблоком» вверх. Тот возвещал об очередной эсэмэске, но он их не смотрел.

Нашли опечатку? Сообщите нам: выделите ошибку и нажмите CTRL + Enter

Новости партнеров
Написать комментарий

Читайте также

Виктория Дайнеко рассказала о любви и татуировках

Виктория Дайнеко рассказала о любви и татуировках





Мы в соцсетях
Одноклассники
Facebook
Вконтакте


Хью Джекман (Hugh Jackman) Хью Джекман (Hugh Jackman) актер, продюсер
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.

Хотите узнаватьо звездах первыми?
Читай бесплатно
Журнал Караван историй
Журнал Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй