Алена Охлупина. О моей маме Наташе Вилькиной

Всю свою сознательную жизнь я чувствовала, что на маминой судьбе лежит трагический отпечаток.
Сейчас дочь учится на втором курсе журфака МГИМО Сейчас дочь учится на втором курсе журфака МГИМО Фото: Павел Щелканцев

Не слушала меня.

Из больницы позвонила папе, он тут же приехал. Тогда они и познакомились с Кириллом. Потом увиделись на похоронах, на девять дней, на сороковины, а в августе Кирилл вернулся во Францию. Он все оставил нам: машину, которую купил для мамы, она на ней практически и не ездила, мебель, посуду — я еще лет десять в замужестве пользовалась их вещами.

Мы остались втроем, совершенно беспомощные. Тамарочка все еще работала, но была внутренне полностью истощена и деморализована. Папу эта трагедия просто убила. Я понимала: надо держаться, даже выплакаться не могла как следует.

Очень скоро я вышла замуж, надеялась хоть на кого-то опереться. Но даже при Алане, своем муже, не могла дать волю чувствам.

Один раз, когда сорвалась и заревела, он сильно удивился и перестал со мной разговаривать, ему это не понравилось. Алан жил по соседству с сестрой Кирилла, в городке неподалеку от Парижа, там мы и познакомились. Расписались очень быстро, толком не узнав друг друга. Через два года восьмого декабря я родила дочку и назвала в честь мамы Наташей.

Переехать к мужу и оставить папу и бабушку одних никак не могла, это сразу было оговорено, поэтому Алан перебрался в Москву. Купили недорогую квартиру в том же доме, где жила наша семья, но этажом ниже.

Для сорокалетнего француза, привыкшего к цивилизации, попасть в Россию 1991 года — это «мама, не горюй!» Катастрофа! И все же он сумел организовать в Москве собственный строительный бизнес — по профессии Алан архитектор-проектировщик.

С одной стороны, ему было удобно за пятьсот баксов растаможить без всяких проблем грузовик с товаром, с другой — он не понимал, как можно спускать нечистоты из канализации прямо в речку. У него мозг не выдерживал «прелестей» наших реалий, а я сходила с ума от чувства ответственности — Алан же из-за меня такую жизнь выбрал. В отличие от Кирилла, человека высокообразованного и чуткого, он никак не мог понять, почему я хочу работать в театре. В его представлении жена вечером должна ждать супруга дома, чтобы вместе сесть ужинать. Ему другая женщина была нужна! В итоге я и его и себя освободила.

В нашем расставании дочка винила меня, из жалости к отцу, наверное. Ей тогда было двенадцать, возраст сложный, неудивительно, что мы часто ссорились.

Помню, поехали отдыхать и она тайком взяла с собой дневник моей мамы, очень дорогую для меня вещь. Тетрадка совершенно мистическим образом исчезла из гостиничного номера. Для нас с дочкой это была страшная потеря, казалось, мы должны были разругаться вдрызг, но, как ни странно, отношения стали улучшаться, дневник соединил нас. Я верю, что это мамочка из своего далека решила примирить нас таким необычным способом.

В этом году моей дочери исполнилось восемнадцать, она учится на втором курсе журфака МГИМО, но мне кажется, она себя еще ищет, не удивлюсь, если в один прекрасный день Наташа-маленькая сообщит, что собирается стать актрисой. К счастью, больше не осуждает меня. Стала понимать, что в семейных неурядицах не бывает одного виноватого.

Алик, мамин брат, после школы год проучился в медицинском институте, а потом вслед за сестрой пошел в Щукинское училище.

Сейчас он главный режиссер и художественный руководитель Московского театрального центра «Вишневый сад». У него прекрасная семья — жена и двое взрослых детей, я их всех очень люблю.

Тамарочка умерла в 2003 году, сломала шейку бедра и не смогла подняться. У меня было ощущение, что ее организм устал жить. Кирюша вернулся к своей первой жене, чему я чрезвычайно рада. Они уже пожилые люди, обоим под восемьдесят, вместе воспитывают внуков.

В прошлом году папа получил новую роль в спектакле «Господин Пунтила и его слуга Матти» по Брехту.

Моя мама часто говорила: «Главное — успеть при жизни сказать человеку, как сильно ты его любишь!» Я счастлива, что успела… Моя мама часто говорила: «Главное — успеть при жизни сказать человеку, как сильно ты его любишь!» Я счастлива, что успела… Фото: из личного архива А. Охлупиной

Всю свою жизнь он посвятил одному храму — Театру Маяковского. Сейчас живем с папой в одном подъезде, его квартира на этаж выше, мы постоянно видимся, чему бесконечно рады.

Мама часто говорила: «Главное — успеть при жизни сказать человеку, как сильно ты его любишь!» Я счастлива, что успела — и сказать, и услышать ответ. Выходя на сцену Малого театра, которому мама отдала свою душу, всегда мысленно обращаюсь к ней со словами: «Благослови меня своей любовью».

Редакция благодарит за помощь в организации съемки Студио Domus в Грохольском переулке.

Нашли опечатку? Сообщите нам: выделите ошибку и нажмите CTRL + Enter

Новости партнеров
Написать комментарий

Читайте также

Виктория Дайнеко рассказала о любви и татуировках

Виктория Дайнеко рассказала о любви и татуировках





Мы в соцсетях
Facebook
Вконтакте
Одноклассники


Эми Адамс (Amy Adams) Эми Адамс (Amy Adams) Актриса, певица
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.

Хотите узнаватьо звездах первыми?
Читай бесплатно
Журнал Караван историй
Журнал Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй