Алсу: «Папа и муж – главные мужчины в моей жизни, перечить им не имею права»

Мы ехали в машине, и я поймала себя на том, что не отрываясь смотрю на Яна. В голове промелькнуло: «Не могу без него».

Волнения по поводу костюма оказываются напрасными: в финале спектакля я вышла к зрителям в роскошной розовой накидке, обшитой по краю «елочным снегом».

Сейчас, вспоминая детство, не устаю поражаться: как мама все успевала? Отработав день в проектном бюро, она и домой приносила какие-то чертежи, таблицы, над которыми сидела до полуночи. А ведь нужно было еще проверить у нас уроки, приготовить, постирать, погладить, сделать уборку. Каждую субботу на плиту ставили огромный бак, грели воду, со стены снимали корыто и стиральную доску, над которыми, согнувшись в три погибели, мама проводила по несколько часов. Настоящим праздником стал день, когда в доме появилась стиральная машина. Огромный агрегат, когда его включали в сеть, подпрыгивал и грохотал так, что мы не слышали голосов друг друга, но мама смотрела на чудо техники с бесконечным умилением и благодарностью.

Я вообще не помню, чтобы она на что-то жаловалась: на усталость, суровый климат, отсутствие продуктов в магазинах. Даже о первых месяцах в Когалыме, когда молодые специалисты Ралиф и Разия Сафины с маленьким сыном ютились в строительном вагончике, рассказывала с юмором: «Бывало, отключат свет, а мне Маратика купать. Что делать? Разведу костер, повешу над огнем большой чайник — и бегаю между ним и ребенком. Слежу, чтобы первый не выкипел, а второй — не проснулся и не заплакал».

Когда родители вместе с Маратом приехали на нефтеразработки, на месте нынешнего города Когалым — с хантыйского языка название переводится как «Гиблое место» — был крошечный поселок.

С мамой Разией Исхаковной и папой Ралифом Рафиловичем С мамой Разией Исхаковной и папой Ралифом Рафиловичем Фото: из личного архива Алсу

Недавно открытое месторождение осваивали в основном молодые специалисты. Они же впоследствии и составили костяк ОАО НК «Лукойл».

Сшитая мамой розовая накидка придала мне уверенности, и роль падчерицы была сыграна без заминки. За что я одной из первых получила от Деда Мороза бумажный пакет. Как же мы, дети, ждали этих новогодних подарков! В когалымских магазинах из фруктов были только безвкусные, залитые парафином яблоки, а из сладостей — карамельки «Дунькина радость». В кульке же от Деда Мороза лежали и мандарины, и «Мишка на Севере», и «Красная Шапочка», и ирис «Кис-кис»! Я растягивала удовольствие на месяцы. Сначала — по половинке в день — съедала мандарины, потом грызла подсохшие корочки, а когда очередь доходила до конфет, позволяла себе одну за раз, не больше.

На лето нас с Маратом отправляли к бабушкам-дедушкам. Два месяца жили у родителей мамы в Бугульме и месяц — в башкирской деревушке у родителей папы. У первых нам было веселее, потому что туда съезжались дети маминых сестер — наши сверстники. Мы вместе работали на огороде: мотыжили картошку, пололи грядки, собирали в баночки с керосином колорадских жуков. А по вечерам играли с местными мальчишками и девчонками в вышибалы, прятки, классики, «резиночку».

После девяти месяцев в Когалыме, проведенных без витаминов и солнца, на нас было больно смотреть: худые, бледные до прозрачности. Встречая внуков, бабушка всплескивала руками: «Селедки, а не дети! Как есть селедки! Разве что у рыбин таких огромных синяков под глазами не бывает! Немедленно садитесь есть».

Вернуть нас родителям упитанными и розовощекими было ее главной целью. Утром перед каждым клали увесистый пирожок с мясом и картошкой и ставили большую чашку сладкого чая с молоком, в полдень — снова пирожок и огромная тарелка супа. С завтраком мы справлялись довольно быстро, а вот с обедом... Бабушка нас очень любила, не ругала за проделки, часто вместе с нами хохотала, но когда дело касалось еды, становилась строгой до непримиримости. С порцией куриного супа с домашней лапшой мог справиться разве что вернувшийся с делянки лесоруб, но бабуля разрешала встать из-за стола только после того, как будет съедено все до последней капли. Мы с двоюродной сестрой Катей укладывались минут в сорок, а наш двоюродный братишка Шурик, самый маленький и худенький из армии внуков, сидел над тарелкой и по два, и по три часа. Косился в окно, где играли ребята, ронял слезы на затянувшийся жирной пленкой суп, но ослушаться бабулю не смел.

У бабушки была трудная жизнь.

Нашли опечатку? Сообщите нам: выделите ошибку и нажмите CTRL + Enter

Новости партнеров
Написать комментарий





Мы в соцсетях
Одноклассники
Facebook
Вконтакте


Хью Джекман (Hugh Jackman) Хью Джекман (Hugh Jackman) актер, продюсер
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.

Хотите узнаватьо звездах первыми?
Читай бесплатно
Журнал Караван историй
Журнал Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй