Сергей Филин и его жена о том, что творится за кулисами Большого театра

«Мои планы расписаны до 2016 года. Несмотря на то, что произошло, хочу, чтобы все это состоялось».

Мне всегда нравился ваш журнал, возьмешь с собой в отпуск и лежишь на пляже, читаешь: столько интересных историй! У этого любовный роман с той, у той с этим... Конечно, секс важен, без него нет жизни. Секс — взрыв, сочетающий фантазию с реальностью, когда кажется, что такого никогда ни у кого не было. А чего «такого» — сам толком не знаешь. В подобном состоянии человек летит, парит. Секс — адреналин жизни. Для меня это всегда было так. Но любой секс рано или поздно приедается — даже очень хороший, даже безумный. И что тогда?

Не стану утверждать, будто Маша невероятно красива или у нее сногсшибательная фигура. Каждый раз, когда оказываюсь один в другом городе, у меня есть возможность уйти в отрыв. Соблазн велик, человек слаб... Но я не могу. Вот не могу — и все. С некоторых пор не понимаю, зачем мне надо идти куда-то с кем-то, когда дома ждет жена.

И этот сдерживающий фактор бесценен. До появления Маши в моей жизни я не знал о его существовании, не ведал сомнений. И это новое в себе берегу и бесконечно люблю Машу, благодаря которой узнаю себя иного.

Что нужно человеку? Чтобы кто-то родной был рядом. Годы проходят, и понимаешь: главное, чтобы было надежно и спокойно. Лишь у немногих пар влюбленность перерастает во что-то большее. К Маше мне по-прежнему хочется проявлять внимание, наверное потому, что она дает мне почувствовать, как ей это нужно.

Недавно ко мне в аахенскую больницу приехал родственник. Узнав, что я выдержал уже двенадцать общих наркозов и не испугался, он тоже решил прооперироваться. А у него в Москве жена на сносях.

И мы стали обсуждать, делать ему операцию или нет, вдруг он на роды не успеет. Даже если успеет, то помочь ничем не сможет, потому что будет весь забинтованный.

— А вот ты бы, Серега, уехал, если бы Маша рожала? — спрашивает меня он.

— Ты где «сломался»? — говорю я в ответ. — На лыжах месяц назад? Если бы Маша ждала ребенка, я месяц назад вообще не поехал бы в горы. Мало ли что может случиться.

Маша рожала Сашу, потом Сережу, и оба раза я был рядом. Не потому что мне страшно интересно. Понимал: для женщины это огромный шаг в неизвестность и боль. Я поставил себя на ее место и подумал: если бы сам рожал, хорошо, если бы Маша была рядом. Когда ей было больно, она морщила лоб — она вообще часто это делает, родители ее ругают, а я — нет.

Пусть морщит, если ей так хочется. Ее это не портит. «Пока», — шутит она.

Сейчас жена рядом со мной, по срокам пребывание в немецкой клинике скоро вполне сравнится с полноценной беременностью. Надеюсь, когда я, наконец, «рожу», это даст мне возможность видеть свою семью и работать.

Маша всегда рядом: водит меня на процедуры, каждые пятнадцать минут, когда айфон подает сигнал, закапывает лекарство в глаза. Я не говорю всякий раз спасибо, но бесконечно ей благодарен. В Аахене Маше тяжелее, чем мне: я не вижу себя со стороны. И не знаю, что было бы с моей впечатлительной актерской натурой, если бы имел возможность себя разглядывать. Уже от одних рассказов доктора, что он собирается делать с моим маленьким глазиком, прихожу в ужас.

Я упросил врачей повременить с очередной операцией, когда узнал, что сюда на школьные каникулы приедут дети — Саша и Сережа.

Должен был их видеть хоть чуть-чуть, хоть одним глазком. Встретил сыновей, а на следующий день мне сделали операцию и оба глаза зашили, поставили мембраны. Мальчишки очень трепетно заботились о папе, водили меня за руку, вкладывали в ладонь нужные предметы. Жду лета, когда увижу их снова. А пока слушаю по телефону: «Папочка! Как твои глазки?»

Мой слух после случившегося обострился невероятно. Слышу каждый шорох, и глаза непроизвольно дергаются, звуки бьют по нервам. Особенно мучительно засыпать.

— Попробуй вставить беруши, — советует Маша.

— Ага, — говорю, — давай еще уши мне заткнем! Останется только перекрыть дыхание.

Это я так шучу. Тонус в себе поддерживаю. Болеть всегда неприятно, но я упорно иду к выздоровлению, делаю все, чтобы восстановить зрение и вернуться в Большой. Мои планы расписаны до 2016 года. Несмотря на то, что произошло, хочу, чтобы все это состоялось. Если уйду, получится, что те, кто облил меня кислотой, добились своего. Они хотели, чтобы я стал уродом, ослеп и отступил, сдался. А я вернусь.

Аахен, университетская клиника Uniclinic — Москва

Нашли опечатку? Сообщите нам: выделите ошибку и нажмите CTRL + Enter

Новости партнеров
Написать комментарий

Читайте также





Мы в соцсетях
Facebook
Вконтакте
Одноклассники


Иван Охлобыстин Иван Охлобыстин актер, режиссер, сценарист, драматург, журналист и писатель
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.

Хотите узнаватьо звездах первыми?
Читай бесплатно
Журнал Караван историй
Журнал Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй