Екатерина Лиепа. Конец сказки

«Он схватил меня за плечи и тряхнул так, что в шее что-то хрустнуло. Это был не Андрис, а какой-то другой человек».
Однажды женщина, неплохо знавшая семейство Лиепа, сказала мне: «Катя, как ты можешь с ними общаться? У них каждый только сам за себя» Однажды женщина, неплохо знавшая семейство Лиепа, сказала мне: «Катя, как ты можешь с ними общаться? У них каждый только сам за себя» Фото: Алексей Никишин

Нашлись спонсоры под самые безумные проекты. Он стал все чаще «зависать» в Москве, а я приезжала к нему на выходные или брала отпуск. Андрис нуждался не только в профессиональной поддержке, но и в элементарной заботе. Его нужно было кормить, обстирывать. Сначала в театре терпели мои постоянные отлучки, а потом сказали: «Катя, ты собираешься работать? Надо решать». И я ушла.

Я не жалела, что оставила театр. Отношения с людьми для меня всегда были важнее, чем собственная гордыня и желание реализоваться. «Долг, семья — вот главное», — думала я. В тот момент не могла иначе, и мой поступок не надо рассматривать как жертву. Для меня он не был жертвой, это точно.

Мы поселились в Брюсовом переулке, по соседству с квартирой, в которой прошли детство и юность Андриса.

На том же этаже. Нам повезло: хозяева уехали за границу и первым, кому они предложили купить их жилье, стал Андрис. Квартиру моих родителей и мою квартирку в Петербурге мы сдавали. Жили на вырученные деньги. Нам на двоих было не так уж много нужно. Кое-что из мебели привезли из Питера, и от прежних хозяев осталось много вещей. Первое время кровати хорошей не было — спали на двуспальном надувном матрасе. И прекрасно себя чувствовали.

Илзе жила рядом, и у нее часто бывала Маргарита Ивановна. Однажды утром раздается звонок в дверь. Андриса дома не было, он уехал на гастроли. Открываю и вижу свекровь. Она ворвалась в квартиру, не дожидаясь приглашения. Стала ходить по комнатам, открывать шкафы, вытаскивать и перекладывать вещи и учить меня жизни: «Почему такой беспорядок?

Что здесь у вас происходит? Все разбросано! Кругом пыль». Хотя порядок впору было наводить после ее визита. Она вела себя довольно агрессивно, разговаривала пренебрежительно. Только благодаря моему смирению удалось избежать банальной кухонной ссоры. Хотя, наверное, надо было сказать: «Маргарита Ивановна, я уже взрослая и как-нибудь справлюсь с домашним хозяйством. И вообще — у вас своя жизнь, у нас — своя». Всему есть предел, в том числе и смирению. Тогда я смолчала, а теперь понимаю — зря. Никому нельзя позволять себя унижать.

Когда она ушла, я расплакалась. Так старалась создать уют, все делала по дому, а мне просто плюнули в душу. Немного успокоившись, собрала вещи и ушла в свою арбатскую квартиру, где мы когда-то жили с мамой до переезда в Питер.

Андрис потом долго не мог меня найти. Мобильных-то еще не было. Я не хотела с ним разговаривать, как будто он был в чем-то виноват. А виновата была сама. Все время призывала его наладить отношения с сестрой и матерью. Вот они и «наладились».

Больше таких набегов не было, но настоящих семейных, теплых отношений у нас с Маргаритой Ивановной не сложилось. Я не стала для нее родной.

К счастью, пересекались мы не часто. В семье Лиепа не было принято собираться за общим столом, вместе отмечать праздники — Новый год, Рождество, дни рождения наконец. Они все заняты только собой. Я не особенно огорчалась. Нам с Андрисом было хорошо вдвоем, в чьей-то компании мы не очень нуждались.

Да и времени на посиделки не было. Работали как сумасшедшие.

Фонд имени Мариса Лиепы был задуман на нашей кухне. Помню, сидели втроем: я, Андрис, Илзе. Мы с ней тогда дружили. Одно время вообще жили в ее квартире, когда у нас шел ремонт. Андрис долго отбивался: «Зачем нам сейчас этот фонд?» А я настаивала — пора создавать свою компанию. Илзе меня поддержала. Реализовывали идею мы вдвоем с Андрисом. Его сестра тогда занималась танцевальной карьерой.

Чтобы оформить документы, снять и обставить офис самой элементарной мебелью, требовались деньги. У нас с Андрисом их не было. Я обратилась к маме, и она не отказала. А могла бы спросить: «Слушай, почему ты занимаешь у меня?

У тебя молодой здоровый муж. Это он должен искать деньги». У меня золотые родители, они никогда не отказывали дочке, хотя после всех потрясений и кризисов были уже далеко не миллионеры.

Так Фонд имени Мариса Лиепы был создан на деньги моей мамы. Лиепы почему-то остались в стороне. Я не обижалась, считала компанию нашим общим детищем и с утра до ночи пропадала на работе. Числилась арт-директором, но чем только не занималась — и поиском спонсоров, и размещением рекламы, и хозяйственными делами. Таскала стулья, распространяла билеты. Нагрузка была очень большой. Я крутилась как белка в колесе. И однажды вдруг поняла, что у этой сумасшедшей работы может быть только одно оправдание и один смысл: оставить наследство тем, кто придет после нас.

Нашли опечатку? Сообщите нам: выделите ошибку и нажмите CTRL + Enter

Новости партнеров
Написать комментарий

Читайте также

Ольга Будина. Теория любви

Ольга Будина. Теория любви





Мы в соцсетях
Facebook
Вконтакте
Одноклассники


Ольга Кабо Ольга Кабо актриса театра и кино
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.

Хотите узнаватьо звездах первыми?
Читай бесплатно
Журнал Караван историй
Журнал Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй