Наталья Горленко. Моя любовь — Булат Окуджава

Булат написал: «Мы могли бы довольствоваться пошлым званием любовников, но это не для моего к вам отношения…»

Противостояние — на время! — закончилось тем, что я отправилась в МГИМО, где преподавал близкий друг семьи. Поступила не без блата, но училась добросовестно: уже со второго курса меня стали отправлять на практику в ЦК КПСС в качестве переводчицы с испанского, я сопровождала делегатов съездов из Парагвая, Аргентины, Мексики. Но получив красный диплом, попросила свободное распределение. И была уверена, что теперь смогу беспрепятственно приступить к осуществлению своей мечты. Не тут-то было! Узнав, что дочь намерена стать студенткой Всероссийской творческой мастерской эстрадного искусства при «Росконцерте», мама устроила скандал. Пришлось пойти на компромисс: я поступаю в аспирантуру и одновременно — в ВТМЭИ. В разное время ее окончили Любовь Полищук, Валерий Леонтьев, Елена Камбурова, Жанна Бичевская....

Аспиранткой стала почти с лету, а в мастерской пришлось выдержать бешеный конкурс. Помню свою первую встречу с преподавателем вокала Георгием Павловичем Виноградовым. «Ну что, решили после МГИМО у нас гитаркой побаловаться?» — с нескрываемым сарказмом поинтересовался он.

Однако спустя месяц Виноградов разговаривал со мной уже совсем другим тоном. «Ты не имеешь права болеть! — возмутился Георгий Павлович, когда я пришла на занятия с легким насморком. — Твой голос не принадлежит тебе одной! Уж лучше ангина — только не насморк. Поняла? Немедленно лечиться!»

Нагрузки в аспирантуре и в мастерской были сумасшедшими. К чести Сережи, он ни разу не попрекнул меня отсутствием ужина или неглаженной рубашкой.

В каждой деревне Булат покупал мне козье молоко. Дождавшись, когда банка опустеет, интересовался: «Ну что, Птичкин, наелся?» В каждой деревне Булат покупал мне козье молоко. Дождавшись, когда банка опустеет, интересовался: «Ну что, Птичкин, наелся?» Фото: Из личного архива Н. Горленко

Даже о ребенке не заикался, хотя спал и видел себя отцом. И, что называется, «накликал».

О беременности я узнала в больнице, где оказалась из-за тяжелейшего нервного срыва. Разрываясь между подготовкой к сдаче кандидатского минимума и к первому отчетному концерту в мастерской, я справилась и с тем, и с другим, но очень дорого за это заплатила. Препараты, которые мне кололи в немыслимых дозах, не оставили шансов родить здорового ребенка. По настоянию врачей беременность пришлось прервать. Слава богу, что вообще удалось вырваться из этого ада более или менее здоровой. Тогда же был озвучен и категорический запрет на артистическую профессию: «В этой среде люди с железными нервами не выдерживают!

Что же говорить о вас — человеке с подвижной и хрупкой психикой? С ребенком теперь придется повременить — года два о беременности не может быть и речи».

Я послушалась врачей лишь отчасти. Оставила ВТМЭИ и устроилась в тихое, спокойное место — Институт советского законодательства, где и встретила потом Булата. Но уже летом 1980 года принимала участие в олимпийском концерте со своей коронной кубинской зажигательной песенкой «Така-така» в сопровождении огромного оркестра. Я продолжала сочинять музыку, записала на радио цикл песен на стихи Гарсиа Лорки.

По прошествии двух отведенных докторами лет мы с мужем стали с нетерпением ждать наступления беременности. Ожидание растянулось на три года. Рыдала ночи напролет.

Сережка вытирал мои слезы: «У нас обязательно будут дети. И первым родится мальчик. Сын. Ты мне веришь?» Я кивала головой, прижимаясь к его надежному плечу.

Услышанные от врача осенью 1981 года слова: «Шесть недель. Поздравляю вас! Вы столько к этому шли...» — показались самой прекрасной музыкой на свете. Я верила, что с появлением ребенка метания, душевная неустроенность, грезы о сцене отойдут на второй план. Я успокоюсь и буду счастлива, сосредоточившись на семье. А когда он подрастет, может, даже примусь за написание докторской диссертации. Кандидатская была почти готова — я защитила ее перед уходом в декрет.

Последние месяцы моей беременности Сережа провел вдали от дома — его отправили в командировку в Латинскую Америку.

Но каждый день я слышала в трубке заботливый голос: «Как ты себя чувствуешь? Какой гемоглобин? Что говорит врач?» Рожать предстояло в начале мая, и за неделю до праздника солидарности всех трудящихся муж примчался в Москву.

Четвертого мая вечером боли были такими, что пока оформляли карту в роддоме, я в кровь искусала губы. В предродовой палате пролежала несколько часов. Другие женщины истошно кричали, а я, стиснув зубы, молчала и пыталась правильно дышать, начитавшись всяких дурацких книжек. Боялась, глупая, доставить неудобство докторам и соседкам по палате. Когда врачи обо мне вспомнили, было уже поздно...

Акушерка держала ребенка за ножки. Я видела его перевернутое лицо — белое, печальное и очень красивое. С трудом разлепила спекшиеся от крови губы:

— Почему...

Нашли опечатку? Сообщите нам: выделите ошибку и нажмите CTRL + Enter

Новости партнеров
Написать комментарий

Читайте также

Андрей Канчельскис. Игра в одни ворота

Андрей Канчельскис. Игра в одни ворота





Мы в соцсетях
Facebook
Вконтакте
Одноклассники


Альбина Джанабаева Альбина Джанабаева певица
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.

Хотите узнаватьо звездах первыми?
Читай бесплатно
Журнал Караван историй
Журнал Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй