Лиза Арзамасова о своих ролях, отношениях с мамой и нежелании становиться взрослой

Шел очередной спектакль, мне надо изображать радость. Широко улыбнуться и сказать: «Я самая счастливая девочка на свете!» Ну не могла я такое произнести! И не хотела…

И вот сижу одна в центре зрительного зала, на первом ряду, пытаюсь вспомнить текст... Из глубины то и дело слышатся шорохи, мелькают тени. Стало не по себе... Булгаковский Дом — мистическое место. Вдруг скрип, как будто кто-то открыл форточку. От испуга вжимаюсь в стул. В этот момент на сцене включают софиты и я вижу декорации из спектакля «Ромео и Джульетта». И начинается импровизация на тему «балкон», в которой принимают участие все — не только актеры, но и администраторы, осветители, помощники, директор, режиссер Сережа Алдонин. Все! Боже, как это было смешно, нежно, трогательно! Феерическая импровизация! Я, конечно, расплакалась...

Затем все вдруг убежали со сцены, передо мной опустился экран. На нем начали показывать нарезку из фотографий и видео с наших первых репетиций «Джульетты» четырехлетней давности...

Я даже не могу передать, что чувствовала в тот момент. Какой-то непередаваемый восторг. А потом экран поднялся, меня окружили ребята. Они держали торт со свечками. Со всех сторон доносилось: «Лиза, дуй, дуй, задувай! Загадывай желание». От нахлынувших чувств застыла перед тортом в растерянности. Последнее, о чем могла думать, — о желании и свечках. Они в итоге как-то сами собой затухли. Плакала и смеялась одновременно — я вообще любитель вдоволь порыдать от радости. Мы все вместе поднялись на сцену — обнимались, «поздравлялись» и кружились под музыку из спектакля, а потом пошли в комнату, где был накрыт стол. И сидели до самой ночи — пели песни, травили байки. Никто в тот день так и не узнал, что я не выучила текст...

Я, наверное, какая-то неправильная, уж не знаю. Но даже в переходном возрасте, когда все в тебе меняется, когда эмоции бьют через край — секунду назад ты хохотала, а потом ревешь белугой, — даже тогда меня не тянуло на бунты, не хотелось уйти в отрыв, противоречить, делать что-то назло. Никакого конфликта отцов и детей. Наоборот, меня всегда выручало лишь одно средство: прийти к маме, крепко обнять, свернуться калачиком рядом с ней. Тогда все плохое отступает.

Но еще лучше — вместе улететь, пусть и ненадолго, в какое-нибудь «прекрасное далеко». Как на мое пятнадцатилетие, когда мама, чувствуя, что мне очень нужны перемены, сделала потрясающий подарок: пригласила в оперу на «Травиату»... Рано утром мы сели в самолет и через несколько часов уже гуляли по Вене.

Мама подарила мне букет нежно-розовых роз, я шла с ними в обнимку, а потом вдруг купила у уличного торговца смешные заячьи уши с короной. Сама не ожидала от себя такой смелости — в Москве бы постеснялась в таком виде по улице гулять. А тут, в Вене, вдруг стало все равно, кто и что подумает. И я нацепила заячьи уши с короной и чувствовала себя такой счастливой! На секунду вдруг показалось, что с неба вот-вот хлынет солнечный дождь... И было так хорошо, так спокойно. И вспомнилась притча о зеленом поросенке из «Человека-подушки». Она вообще часто меня утешает, когда я испытываю неловкость: что бы ни случилось, оставайся собой.

Редакция благодарит за помощь в организации съемки салон мебели «Театр Интерьера».

Нашли опечатку? Сообщите нам: выделите ошибку и нажмите CTRL + Enter

Новости партнеров
Написать комментарий





Мы в соцсетях
Facebook
Вконтакте
Одноклассники


Пелагея Пелагея певица
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.

Хотите узнаватьо звездах первыми?
Читай бесплатно
Журнал Караван историй
Журнал Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй