Виктор Логинов. Время платить долги

Родители начали пить. Помню, как бегал по городу в поисках матери, тащил ее на руках через весь район...
Самый счастливый день был, когда брат Женька пришел на побывку из армии Самый счастливый день был, когда брат Женька пришел на побывку из армии Фото: Из личного архива В. Логинова

Поступил в театрально-литературный класс. А вместе с аттестатом нам выдали трудовые книжки, зачислили в только что открывшийся Театр комедии и драмы для детей и молодежи на Весенней. И приняли на заочное отделение Екатеринбургского театрального института.

Через год после школы я и поехал на Сахалин. Зарабатывать начал с тринадцати лет: вначале в летних трудовых бригадах, затем на автобазе. А на рыбзаготовках сулили приличный заработок. Нам обещали по двадцать пять тонн рыбы в день, но год выдался неурожайным и приходило не больше пяти. Все два месяца прожили в бараке, ели только рыбу — вареную, пареную, тушеную. Морковка и яблоки считались деликатесом, их дарили друг другу на дни рождения. Денег не было, обратных билетов тоже, паспорта хранились непонятно где.

Зато были разговоры до утра и песни под гитару. Потрясающие пейзажи — море, дюны, развалины японских пагод. А также то самое предсказание, которое сбылось уже через полгода.

Вернее, свою «пиковую даму» я встретил как раз на Сахалине. Наташа была на одиннадцать лет старше, растила семилетнего сына Максима. Тоже жила в Кемерово. Чувства между нами вспыхнули сильные, и вернувшись домой, я совсем растерялся. Метался между двумя девушками — прежней и новой, между тремя компаниями — театральной, районной и сахалинской. Совершенно не понимал, что делать, и решил уйти в армию. Тем более что на меня уже чуть ли дело не завели об уклонении от военной службы. Сибиряков часто призывают в кремлевский полк, и я уже представлял себя на страже Мавзолея, но Наташа сказала: «Я беременна.

Ты собираешься жениться?»

Я не то что не раздумывал — не задумывался. Был влюблен. Конечно, заводить семью, да еще с двумя детьми, в девятнадцать лет — без образования и надежного заработка — довольно легкомысленно. И в глазах Наташиной мамы нет-нет да и мелькал вопрос: «Мальчик, зачем тебе такие заботы?» Но у меня не было ощущения, что взваливаю на спину какую-то ношу. Не скажу, что собой тогдашним горжусь: по большому счету, я просто воспользовался возможностью сбежать.

Родители мои никогда не были партийными, но распад государства и смена жизненных ориентиров их подкосили. Оба как-то потерялись. Невинная бражка сменилась техническим спиртом, который стоил дешевле еды, а продавался в любом подъезде.

И мать, и отец начали пить. Причем в какой-то момент они совершенно утратили общий язык и бухали уже поодиночке.

От беззаботного детства и чувства защищенности, которое всегда дарила семья, остались лишь воспоминания. Однажды еще совсем мальчишкой я увел ребят со двора на Луну. Вышли мы часов в восемь вечера, топали, топали и набрели на насыпь щебня высотой с девятиэтажный дом. Долго по ней карабкались, а когда взобрались, на небо уже вышел месяц. Ну, я и объявил ребятне, показав вниз: «Там Земля, а мы — на Луне». Помню, какое чувство щемящей тоски испытал, ведь мама, папа и Женька остались далеко внизу... Подумал: как же без них?

Но теперь я старался как можно реже бывать дома, с утра до вечера пропадал в театре. Женька уже женился, у них со Светланой родился сын Руслан.

Жили мы все вместе, теснились в одной квартире вшестером. В год окончания школы я собирался отмечать новогодний праздник с приятелями. У брата, видимо, были свои планы. Оставлять Руську на родителей было страшно. И Женька заявил:

— Никуда не пойдешь!

Я уперся:

— Пойду!

Когда аргументы кончились, брат предъявил самый главный — влепил пощечину. Мы долго смотрели друг другу в глаза. Я молча собрался и ушел. Через три дня вернулся. Женька первым сказал: «Прости меня, пожалуйста, был неправ, но и ты пойми...» Я все понимал.

Со свалившимся несчастьем мы с Женькой пытались справиться вместе. Я орал, вытаскивал из каких-то сомнительных квартир отца, бегал по городу в поисках матери, тащил ее чуть ли не на руках через весь район... Помню, как меня трясло, когда приехал забирать папу из «психушки» после того, как он впервые «схватил» белую горячку и вышел со второго этажа через окно. Отец на полном серьезе говорил, что за ним следят инопланетяне: «Вон там, видишь, сидят с фотоаппаратом и прямо из космоса читают мои мысли». Наверное, родителей можно было закодировать... Но в какой-то момент я понял: либо должен положить на эту борьбу всю свою жизнь, либо просто отойти. И сбежал к Наташе.

По первому образованию Наташа физик, а когда мы познакомились, она получала второе, психологическое, в Санкт-Петербурге.

Я уехал с ней на сессию в надежде как-то зацепиться в культурной столице. На институт, по сути, наплевал. Даже из театра не решился уволиться по-людски: подсунул заявление под дверь кабинета директора.

В самом начале 1994 года я вселялся в свой первый «казенный» дом: это была комната в общаге в Петергофе, которую выделили Наташе. Туалет в одной стороне коридора, единственная на пять этажей кухня — в другом. Душ тоже один, и в нем моется еще и расположенная по соседству воинская часть, в которой как раз перекрыли воду.

Впервые попав на Невский проспект, подумал: «Люди, как вы можете ходить не поднимая головы, когда вокруг столько прекрасного?» Витя Логинов из кемеровской «хрущевки» был очарован величием Петербурга.

Нашли опечатку? Сообщите нам: выделите ошибку и нажмите CTRL + Enter

Новости партнеров
Написать комментарий

Читайте также

Степан Разин. Загадка Ваенги

Степан Разин. Загадка Ваенги





Мы в соцсетях
Facebook
Вконтакте
Одноклассники


Елена Яковлева Елена Яковлева актриса театра и кино
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.

Хотите узнаватьо звездах первыми?
Читай бесплатно
Журнал Караван историй
Журнал Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй