Алексей Колосов. Одиннадцать дней разлуки

Тяжело вспоминать последние дни моих родителей. Чуть ли не фонд спасения Касаткиной учредили. От кого? От родного сына?

У мамы на больничной тумбочке до конца дней стояла ее фотография.

Хоронили маму торжественно, с воинскими почестями. Шестьдесят четыре года своей жизни она отдала Театру Российской Армии, который находится в ведении Министерства обороны. А батюшка перед отпеванием спросил, хотели бы мы совершать обряд при посторонних. Мы со Светланой переглянулись и, не сговариваясь, попросили, чтобы в храме остались только родственники и близкие. Поклонники и коллеги могли попрощаться на панихиде. Отпевание — дело семейное.

Не думаю, что когда-нибудь вновь буду общаться с руководством Театра Армии. Нам просто не о чем говорить. Разве что театр выразит желание помочь поставить на мамину могилу памятник.

Но я этого, признаться, не жду. При том, что главный режиссер театра Борис Морозов работал с мамой на протяжении не просто лет — десятилетий. Когда-то мама сыграла главную роль в его спектакле «Ковалева из провинции», что, безусловно, помогло карьере начинающего режиссера. Тем более что Борис Афанасьевич — ученик Андрея Попова, с которым так дружили родители. Казалось бы, кому, как не ему, испытывать к Касаткиной благодарность?

Не так давно попросил одного из папиных друзей поговорить обо мне с Валерием Усковым. Мой отец в свое время немало сделал для него и его соавтора Владимира Краснопольского, в том числе «пробивал» их сериал «Тени исчезают в полдень». Но когда Валерий Иванович услышал обо мне, ответил, что ничего против меня не имеет, но он обижен на Сергея Колосова и работать со мной не будет.

Посмотрел бы я, как он произносит эти слова, когда отец был жив!

По большому счету, преданных родителям людей из числа их старых друзей оказалось всего двое: Владимир Александрович Трусов и композитор Владимир Константинович Комаров, в прошлом — ведущий музыкальный редактор «Мосфильма». Именно они сидели с нами в ресторанчике на восьмидесятишестилетии мамы. Еще была актриса Екатерина Жемчужная с мужем: она считалась давнишним другом семьи. Принимала участие в папиной госпитализации, интересовалась состоянием здоровья родителей. Но странная вещь: когда врачи ограничили доступ в больницу, больше не проявлялась. Звонила только сиделке Лене — с требованием пропуска. В итоге поддержала тех, кто утверждал, что мама умерла забытая и заброшенная, а останься она дома, прожила бы гораздо дольше.

Бог ей судья. С похорон Жемчужная ушла и на поминки не поехала.

Болезнь и смерть родителей выявили сущность человеческой натуры. Пока они были влиятельны, вокруг роилось множество людей, пытавшихся что-то себе урвать, воспользовавшись их протекцией. А когда пришла старость и немощь, никто из них не предложил помощи. Напротив, на нашу семью обрушили ушаты помоев.

За прошедший год папа с мамой приснились мне лишь однажды. Это был сон без слов. Я увидел, что они рядом, по-прежнему за мной наблюдают и продолжают за меня переживать. Вот только помочь уже ничем не могут.

Фото: Федор Маркушевич

Стиль: Светлана Румянцева

Визаж: Оксана Тасуева

Продюсер: Екатерина Бонд

Редакция благодарит за помощь в организации съемки салон французской мебели Roche Bobois.

Нашли опечатку? Сообщите нам: выделите ошибку и нажмите CTRL + Enter

Новости партнеров
Написать комментарий

Читайте также

Степан Разин. Загадка Ваенги

Степан Разин. Загадка Ваенги





Мы в соцсетях
Одноклассники
Facebook
Вконтакте


Кейт Миддлтон (Kate Middleton) Кейт Миддлтон (Kate Middleton) член британской королевской семьи
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.

Хотите узнаватьо звездах первыми?
Читай бесплатно
Журнал Караван историй
Журнал Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй