Николай Попков (Глинский). Уходящие от вас

Я прижал Малявину к стене: «Валя, ты врешь. Скажи правду. Как умер Стас?»...

Для Стаса такое поведение являлось нормой. Он был с гонором открытым, я — с закрытым, но главное: «Быть, а не казаться!» Когда дрались на учебных рапирах, скручивали защитные наконечники, чтобы все — по-настоящему. На один из дней рождения Стас подарил мне книгу «Наполеон» с дарственной надписью: «Наполеон Наполеону о Наполеоне». Во как.

Мы поступили на курс Виктора Карловича Монюкова, из числа лучших театральных пе дагогов страны. Жили в одной комнате общежития. Третьим нашим соседом был студент постановочного факультета Валера Чеканов, которого Стас прозвал Ван Гогом: Валера рисовал свои автопортреты явно под великого голландца, да и во взгляде его иногда мелькала «безуминка».

Меня Жданько окрестил Гогой, производное от Гогена. Вероятно, из-за схожести наших профилей.

Однажды Стас прочитал нам вслух рассказ Шукшина «Сураз». Его герой, собираясь угробить своего врага, произносит зловещую фразу: «Я тебя уработаю». Стас ее произносил и так и этак — уж больно она ему понравилась. И вот возвращаюсь поздно ночью в общагу. Стас сидит на своей кровати какой-то потерянный. Художника нет.

— Ты чего не спишь?

— Не могу, — отвечает, — Ван Гог юмора не сечет. Я ему в шутку сказал, что его картины — мазня, их никто в общаге не понимает. А он посмотрел зверем и говорит: «Я тебя уработаю».

Малявина завораживала. Все звезды были у нее в друзьях. С «Ивановым детством» объездила полмира. И глаза... Не глаза — два омута Малявина завораживала. Все звезды были у нее в друзьях. С «Ивановым детством» объездила полмира. И глаза... Не глаза — два омута Фото: ИТАР-ТАСС

То есть Валера недвусмысленно намекнул ему, что прибьет.

— Ну и?

— Ну и куда-то ушел. Уже два часа нет. Я заснуть не могу — точно прибьет. Ляг сегодня на мою кровать, а? — и совершенно серьезно добавляет: — Ты же мне друг?

Как ребенок, честное слово!

Получив согласие, Стас лег на мою кровать и тут же блаженно засопел. А я всю ноченьку ворочался. Когда почти рассвело, вернулся Ван Гог, прошел мимо, даже не взглянув на меня, и уже через минуту заснул. Наутро заявляет, что и он пошутил: «Я-то могу произнести чужой текст так, что все поверят. А вы, актеры, попробуйте нарисовать, чтобы мне понравилось».

Поздно я возвращался по уважительной причине: любовь. Входил в комнату, когда все уже спали, ложился, не включая света. И вот как-то утром открываю глаза, а надо мной орел со свастикой.

Висит на стене жеваная мешковина, на ней надпись: REICHSPOST — «ПОЧТА РЕЙХА». И две наши шпаги мушкетерские крест-накрест. Откуда? Оказывается, наш Ван Гог, решив «оживить» унылые стены, притащил обнаруженную за кулисами студийного театра старую декорацию. Украшали комнату вместе со Стасом. «Идиоты, — поставил я диагноз, выслушав оформителей. — В какой стране живете? Снимите немедленно».

И опять пропал на пару суток. Возвращаюсь — висит! Но уже тыльной стороной, без свастики. Догадались. Стас проворчал спросонья: «Коля, сними.

Эрмиш велел». Эрмиш — старшекурсник с постановочного факультета. Всем было известно, что он рвется к вакантному месту проректора по хозчасти. Засыпая, подумал: завтра я дежурный, вот и сниму. Но утром сначала решил подмести... Удивительно, иногда какая-то секунда решает судьбы людей. Сними тогда я эту тряпку, ничего бы, конечно, со Стасом не случилось. Я уже протянул руку, но дверь распахнулась. В проеме — здоровенный детина в очках с многократно увеличивающими глаза линзами. Эрмиш.

«Не сняли?!» — вырывает у меня тряпку и прямым ходом к ректору. Как рассказывала секретарша, бросил ее Радомысленскому на стол: «Вот что висит в общежитии советского вуза!»

На вопросы Монюкова я спокойно отвечал: тряпка висела изнанкой, со стороны Эрмиша это провокация.

Все бы ничего, но через пару дней по Москве пошел слух, что в Школе-студии МХАТ действует фашистская организация. Будь это так, сидеть нам всем троим по разным помещениям не один семестр. Но и Монюков, и папа Веня — так за глаза звали Вениамина Захаровича Радомысленского — понимали, что дело яйца выеденного не стоит. Однако реагировать надо — требование горкома партии. Тогда было принято соломоново решение: мы едем на стройки страны, зарабатываем положительные характеристики и возвращаемся на курс к тому же Монюкову. Ван Гог — на свой постановочный. Так спасали нас двое умных и добрых педагогов. Светлая им память!

Я вернулся в родной Свердловск, устроился в местный ТЮЗ. До Школы-студии, еще учась в театральном училище, играл в этом театре главную роль в спектакле «Два товарища» по пьесе Владимира Войновича.

Нашли опечатку? Сообщите нам: выделите ошибку и нажмите CTRL + Enter

Новости партнеров
Написать комментарий

Читайте также

Тина Канделаки. Мое время

Тина Канделаки. Мое время





Мы в соцсетях
Facebook
Вконтакте
Одноклассники


Нонна Гришаева Нонна Гришаева актриса театра и кино, телеведущая
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.

Хотите узнаватьо звездах первыми?
Читай бесплатно
Журнал Караван историй
Журнал Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй