Рудольф Фурманов. Товстоноговы. Сцены из жизни

Натела набирает номер внука Егора: «Ты должен уйти от Розовского! Я дам тебе денег, чтобы ты не брал у этого иуды!»

Я хотел тогда попросить Георгия Александровича купить у вдовы Симонова одну из его картин. Райкин и Леонов уже приобрели, чтобы материально поддержать семью Николая Константиновича. Но предложить это Товстоногову я постеснялся.

Георгий Александрович еще раз обошел композицию: «Интересно. Очень интересно».

В моем архиве сохранилась кинопленка с этой симоновской выставки, где около картин — цвет театрального Ленинграда и все мои друзья: и Вадя Медведев, и Сергей Филиппов, и моя красавица-жена Галя...

Прошло чуть больше года, и в январе 1975-го давние друзья и партнеры по концертам супруги Вадим Медведев и Валя Ковель передали мне просьбу Нателы Александровны: «Рудик, Додо хочет, чтобы ты занимался концертами Лебедева».

Конечно, я согласился.

В семидесятые годы концертные ставки у Лебедева, Миронова, Райкина, Папанова, Яковлева были мизерными. А у Георгия Александровича вообще никакой концертной ставки не было. Съездил в Москву и через знакомую Аркадия Исааковича Райкина, работавшую секретарем в тарификационной комиссии Министерства культуры РСФСР, «выбил» всем народным артистам максимальную концертную ставку — пятнадцать с половиной рублей плюс надбавка за мастерство и гастроли. И право на сольные концерты — три ставки!

Сейчас, когда засветившиеся в паре второсортных сериалов артисты обзаводятся трехэтажными коттеджами и парками машин, трудно представить, что Миронову, Папанову, Леонову, Лебедеву, Райкину приходилось давать в ДК и клубах санаториев по три-четыре концерта в день, чтобы иметь возможность кормить семью и прилично одеваться.

Товстоногов во время одной из репетиций Товстоногов во время одной из репетиций Фото: РИА-Новости

А система надбавок за мастерство! Идиотизм состоял в том, что их размер: двадцать пять, пятьдесят, семьдесят пять процентов — а следовательно, и степень мастерства, определяли полные бездари, из которых комплектовались тарификационные комиссии. Иногда доходило до смешного. Уже работая с Евгением Лебедевым, я как-то предложил проводить творческие вечера Георгию Александровичу. Он с готовностью согласился. После творческого вечера в ДК имени Дзержинского, когда у Гоги еще не было концертной ставки, ему заплатили гонорар за счет зарплат фиктивно оформленных уборщиц.

Накануне его семидесятилетия, в 1983 году, я создал «Бенефис Георгия Товстоногова» с участием всей труппы и пригласил в программу Елену Гоголеву, Татьяну Доронину, Аркадия Райкина, Михаила Ульянова, Марка Захарова и Георгия Капралова. Бенефис состоялся в преддверии больших гастролей БДТ в Москве. Три дня переполненный зал «Россия» свидетельствовал, как любят БДТ и Георгия Александровича Товстоногова. Я был автором сценария и режиссером-постановщиком спектакля. Так значилось в афише, которую редактировал сам Товстоногов. Для него отметить труд каждого было принципиально.

На репетициях в зале «Россия», когда Георгий Александрович увидел себя на полиэкране в пяти проекциях сразу, он начал хохотать и оглядываться по сторонам, как бы приглашая окружающих принять участие в его радостном удивлении, так все ему нравилось.

На программке того вечера, которая хранится у меня в театре, размашистым почерком Товстоногова написано: «Дорогому Рудику с благодарностью за вечер, который без него бы не состоялся. Спасибо! Георгий Товстоногов!»

На самом деле семьдесят лет в 1983 году Товстоногову исполнялось только по паспорту. В школе Гога учился очень хорошо и окончил ее на два года раньше — в пятнадцать лет. Чтобы избежать вопросов при поступлении в институт, в паспорте удалось переправить год рождения — с 1915 на 1913. Таким образом он прибавил себе два года. Вот из-за этого и возникала некоторая путаница с юбилеями: когда справлять — по паспорту или по жизни? В данном случае перед гастролями в Москве и для быстрого получения звания Героя Социалистического Труда я уговорил Георгия Александровича отмечать юбилей по паспорту.

Есть еще вторая паспортная тайна Гоги.

Отца Георгия Александровича Товстоногова звали Александр Андреевич Толстоногов. Родился в Петербурге. Когда Тамара Григорьевна выходила замуж за Александра Андреевича, ей была не симпатична эта фамилия. Тамара Григорьевна, довольно крупная женщина, считала, что фамилия подчеркивает ее полноту. При очередной выдаче паспортов ей удалось заменить букву «л» на «в». Так Георгий Александрович стал Товстоноговым и с этой фамилией отправился учиться в Москву в ГИТИС. Собеседование в ГИТИСе проводил Немирович-Данченко. Входя в аудиторию, студенты представлялись, и когда Георгий Александрович назвал свою фамилию, Немирович сказал: «Такой фамилии нет и быть не может!

Нашли опечатку? Сообщите нам: выделите ошибку и нажмите CTRL + Enter

Новости партнеров
Написать комментарий

Читайте также

Людмила Крайнова: «Мой сын — Саша Абдулов»

Людмила Крайнова: «Мой сын — Саша Абдулов»





Мы в соцсетях
Facebook
Вконтакте
Одноклассники


Иван Ургант Иван Ургант телеведущий, актер, певец, радиоведущий, шоумен
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.

Хотите узнаватьо звездах первыми?
Читай бесплатно
Журнал Караван историй
Журнал Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй