Георгий Юнгвальд-Хилькевич. Мушкетеры и Высоцкий

«На моем пути встреч было немало. Но хочется рассказать о не самом любимом ребенке и самом любимом друге» .
С Алферовой и Боярским С Алферовой и Боярским Фото: Из архива Г. Юнгвальд-Хилькевича

Игорь был тоненький, но сильный, так, с этой вешалкой в обнимку, его посадили в самолет, с ней он домой и улетел. Об ушедших плохо не говорят, но так было.

И Боярский, и Валя, и я — все, кроме Вени, сильно пьющие, это беда наша. Смехов приезжал редко, очень мало дал мне времени для съемок. С ним, как со всеми актерами «Таганки», в этом смысле было трудно. Я Веню отдельно доснимал, он лишь пару раз с мушкетерами на площадке встречался. Все монтажно, и мое личное достижение, что этого никто не замечает. Поэтому Атос всю картину снят крупно, из-за чего остальные обижались и даже злились.

Алкоголизм был не только моей проблемой или проблемой мушкетеров — творческий, мыслящий и остро чувствующий человек не мог ту говенную советскую действительность воспринимать иначе как через градус.

Но и Боярский, и Смирнитский, и я сумели остановиться, ни грамма никто из нас уже не пил, когда «Возвращение мушкетеров» снимали. Игорь не смог, и боюсь, что это главная причина его раннего ухода из жизни.

Работа же была тяжелая и опасная. Боярский попадал в разные сложные ситуации, но ни одного дня съемок не пропустил. Он вообще относится к своему телу наплевательски. На «Двадцать лет спустя» руку сломал при завале лошади и продолжал играть: обратите внимание, весь фильм правая рука в перчатке, потому что она в гипсе. А на «Возвращение...» Миша ко мне с других съемок с переломанными пальцами явился, лошадь его понесла, кажется.

В этот раз гипс не стал накладывать, так и играл через муку и боль. Я ему:

— Миш, разве можно так к себе относиться?

А он:

— Тело не имеет никакого значения. Я вообще считаю, что в гроб должны ссыпать оставшийся мусор. Другое дело — душа.

Отчаянной смелости человек, ему под шестьдесят было, а он все трюки выполнял сам.

Мне картина далась кровью, было не до возлияний и утех. Есть точка зрения, что тот ребенок, что особенно тяжело достается, больше любим, но мне кажется, это про женщин. Я же — мужчина, мне нравятся картины, которые снимались легко, такие как «Узник замка Иф», «Выше радуги» или «Искусство жить в Одессе».

Последняя — самая любимая, у нас ее не пустили на большой экран, показывали по клубам, никто почти не видел. Но на кассеты в очередь записывались. А в странах дальнего зарубежья эта картина есть практически у каждого российского эмигранта: раньше на кассете, а теперь на диске. Прогресс!

Впрочем, в то время государству не нужны были и мои «Мушкетеры», мне буквально сделали одолжение, разрешив их снимать. Денег на картину дали очень мало: сто сорок тысяч на все — с лошадьми, каретами. Насколько это ничего, сейчас представить себе невозможно. Ужом выкручивался, сам придумал, как должны выглядеть пресловутые подвески королевы, пошел на толкучку, купил кольца, стекляшки, ленточки. Всю ночь паял, присобачивал.

Клинок для шпаги д’Артаньяна был натуральный, старинный, а эфес тоже сам паял из кусков настольной лампы. Всего не перечислишь!

Чтобы Боярский стал д’Артаньяном, мне пришлось снимать Ирину Алферову. И это стало моей личной катастрофой и бедой для фильма. Но из ЦК давили жестко: «Боярский будет играть, если возьмешь Алферову». Не знаю доподлинно почему, но она пользовалась особыми привилегиями, получила квартиру и была назначена в «Ленком». Насколько мне известно, за двадцать или тридцать лет Марк Захаров не занял ее в своих спектаклях ни в одной главной роли. Не сговариваясь, мы оба оскорбились действиями совковых чиновников, и наше к ним отношение срикошетило в Алферову. А если принять во внимание, что и актрисой хорошей я ее не считал, можно представить мою к ней «любовь».

Она была замужем за болгарским дипломатом, вернулась из Болгарии с дочкой, сыграла в «Хождении по мукам».

Как раз с этой картиной Алферова в компании работников ЦК ездила в Германию. Поездка сблизила их настолько, что Лапин, возглавлявший Гостелерадио, вынужден был подчиниться указаниям сверху. И это несмотря на то, что на Констанцию уже была утверждена фантастическая актриса Женя Симонова в паре с Костолевским в роли Бэкингема. Костолевский из солидарности, по праву сочтя меня предателем, отказался играть, и я потерял этих людей навсегда, они перестали со мной общаться. Теперь понимаю: не надо было прогибаться перед начальством, покочевряжились бы, как с Высоцким на «Опасных гастролях», а потом некуда было бы деваться.

Нашли опечатку? Сообщите нам: выделите ошибку и нажмите CTRL + Enter

Новости партнеров
Написать комментарий

Читайте также

Юлия Началова. Мой ангел-хранитель

Юлия Началова. Мой ангел-хранитель





Мы в соцсетях
Facebook
Вконтакте
Одноклассники


Ирина Пегова Ирина Пегова актриса театра и кино
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.

Хотите узнаватьо звездах первыми?
Читай бесплатно
Журнал Караван историй
Журнал Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй